Мозаика

Булыжник Росбалта


Ташкент-Зерафшан и обратно...

     Пролог.
      
     Ну, получил я сертификат японской фирмы, дающей мне право работать с поставляемым ею в Узбекистан волоконно-оптическим кабелем (типа еще одна моя профессия), и появилась новая работа - нудная ваще-то, зато хорошо оплачиваемая: для начала проверка поставляемого кабеля (он на деревянных барабанах, надо снять технические характеристики кабеля перед его прокладкой. И пришлось ехать...
      
     Глава 1. Это Начало.
      
     Выезд из Ташкента - в 7:20 местного времени. Можно и надо было бы и раньше, но как водится, один человек затерялся в дебрях города и долго пришлось его искать. Едем трое: я, напарник и координатор от той фирмы, которая имела глупость с нами связаться. "Нексию" ведет напарник.
     Цель - города Навои, Нурата и Каттакурган.
     По проспекту Дружбы Народов выскакиваем к границе города, там уже начинается Большой Узбекский тракт (автотрасса М39). Как водится, торчат указатели: налево поедешь - в Алма-Ату попадешь, направо - в Термез и т.п.
     Что меня умиляет - даны расстояния до Кабула (1100 км) и Парижа, тут же и автокарта аж до Гамбурга. Гыыыы...
     Проезжаем без проблем КПП, выскакиваем на бетонку и едем на запад, к Сырдарье. Ну, эти места я знаю давно, особого интереса не испытываю и дремлю.
     Этак через 50 минут (70 км) проезжаем мост через Сырдарью. Речка по российским меркам невеликая, но мне нравится своей грязью и теплой водой.
     Чуть дальше съезжаем с трассы М39 и поворачиваем к югу.
     Надо бы на запад, да там в узбекскую территорию вклинивается казахская, и, несмотря на всю болтовню о едином центральноазиатском экономическом пространстве и отсутствие визового режима, никто в здравом уме не захочет связываться с пересечением границы - задолбают досмотрами и вымогательствами. Так что - объезд через город Гулистан, центр Сырдарьинской области (Ташкентская осталась за речкой).
     Картинка та же что и в Ташкентской области, от Ташкента до Газалкента: десятки километров - и сплошные дома вдоль дороги, почти без просветов, так что один населенный пункт плавно переходит в другой. Гулистан (60 км от моста) чиркаем по окраине и поворачиваем на север, огибая казахскую территорию.
     Гулистан- город небольшой, и что мне там запомнилось, так это скульптура прогрессивного дехканина: стоит мужик в позе Гагарина, грудь колесом, левая рука задрана вверх, в правой, вместо первого искусственного спутника, кочан капусты. Чтобы скульптура не упала, в зад ей красиво вделаны пара ржавых труб.
     До трассы М39 что-то около 40 км, на середине ее проезжаем кишлак Акалтын (Oq Oltin - "белое золото"), центр Акалтынского района. Ну, для меня район памятный, я в этом районе черт-те сколько хлопка насобирал за 10 лет (студентом и в институте), там была моя первая студенческая любовь (как обычно, ррроковая, в память о которой ежегодно отмечаю для себя 12 ноября "День самурая"), так что на все смотрю с любопытством.
     Дома двухэтажные панельные, это мне знакомо, все как-то полуразвалившееся, печальное... Нет шифера на крышах, на балконах окна забиты фанерой, одним словом, как все было 20 лет назад, так и осталось. Ну разве что провинциальный изыск : киоск с прохладительными напитками (местная "кока-кола" и прочее в том же духе) сделан в виде национального узкогорлого кувшина с форточкой в стенке, гыыыы...

Я сам "Ворота Тимура"

     Поглядываю на поля и почву, вот тут заметны перемены.
     В Ташкенте почвы желтовато-коричневатая, здесь она все более сереет.
     А вообще, все это - Голодная степь, так и называется. Вдоль полей тянутся бетонные лотки с водой, убери воду - и все вернется к выжженной сухой степи, как было до Советов. Вот хлопковых полей почти незаметно, все больше пшеницы, иногда рис. Мда, монокультура хлопка исчезает...
     Наконец возвращаемся на автотрассу М39 (на самом въезде, где поворот в сторону Казахстана, дорога перекрыта и автоматчики, а говорят - границы, мол, открыты), и снова - на запад, к Самарканду.
     Вдоль всей трассы стоят бетонные щиты с мудрыми речениями на узбекском типа "Здоровое поколение - будущее народа" тянутся поливные лотки и водосбросные каналы, поля и поля, рядом с дорогой - заросли тополей и наголо остриженного (для кормежки шелкопряда) тутовника.
     Почва постепенно сереет, приобретая пепельный оттенок, тут все - наносная речная почва, когда-то местная земля была изрядно мокрой и заливалась реками.
     Километров через 70 проскакиваем поворот на Джизак (центр такой же области, Сырдарьинская - давно осталась позади) и продолжаем гнать к Самарканду.
     Появляются первые отроги Гиссарского Алатау, невысокие правда, но посередине между Джизаком и Самаркандом уже вполне похожие на горы - выветрившиеся холмы метров под 200, пласты сланца и прочих осадочных пород, все темно-коричневое, дорога петляет между ними и спускается в долину речки Санзар - горная чахлая речушка, в тех горах какие я видел под Ташкентом, иной сай и то полноводнее.
     В долине расположен кишлак (название забыл), и похоже на то, что местное население живет в основном кормежкой проезжих - на километр дороги не меньше 15 чайхан и прочих забегаловок, стоят парни и машут руками - мол остановись и пожри...
     Тут же и вся дорога уставлена банками с горным медом (а на склонах холмов много передвижных пасек) и почему-то, в таких же банках, куртом. Среди двух характерных скал (они так и называются - Ворота Тимура, потому что по этому пути Тимур хаживал в Ташкент и Фергану) в долину втягивается железная дорога Ташкент-Бухара.
     Выезжаем из долины Санзара, петляя среди скалистых холмов с графитти типа "Киса и Ося здесь были" и выезжаем на более пологую степь, впрочем, покрытую полями пшеницы.
     На юге из дымки поднимаются заснеженные Фанские горы (сам там не был, но рассказывали про них с восторгом) - отроги Туркестанского хребта.
     Незаметно проезжаем водораздел и начинаем спускать в долину речки Зерафшан, на которой стоят и Самарканд и Бухара. Фанские горы растворяются в дымке, дорога по обоим сторонам засажена акациями и еще какими-то неплодовыми деревьями, похоже - от ветра и снега. "Коордионатор" просится пописать, останавливаемся, и пока он там поливает деревья, я разбираюсь с местной членистоногой фауной (детское хобби - энтомология). У жуков - мягкотелых  короедов явно брачный сезон, вот они и летают среди цветущего цикория и пижмы тучами, то-то я удивлялся, что изрядная часть деревьев вдоль дороги полузасохшая и мертвая. На цветках пижмы лениво загорают другие мягкотелки, вроде как в красно-синих  полосатых кафтанах - этим бояться нечего, кровушка у них горькая и ядовитая, поэтому птички их не жрут, кроме кукушек.
     Собственно, и пижма и мягкотелки - атрибут гор, несколько удивился, встретив их в этих степных местах.

Хлопок Прокладка кабеля в Джизакской степи, на горизлнте - хребет Нуратау, а за ним - Нурата

     Катимся вниз в долину - исторический центр древней Согдианы. Для славы ей хватит и того, что Александр Македонский, всего-то за пару лет завоевавший (и удержавший, что сложнее) огромную территорию от Босфора до Маргианы (это в Туркмении), в свое время аж три года волком метался по Согдиане, подавляя сопротивление местного населения. И Мараканда (тогдашний Самарканд) тоже его повидала, Александра, блин...
     Среди скалистых холмов проезжаем мост через речку Зерафшан, пара поворотов - на склоне холма, как положено при въезде в любой город, стоит бетонная надпись: Samarqand с гербом города. Аккурат посреди вполне модернового шоссе дремлет светло-коричневый ишак, не обращая внимания на ругающиеся легковушки.
     Пересекаем границу города, останавливаемся на АЗС набрать бензина и по автотрассе М37 отправляемся на север, в сторону Бухары. Так что Самарканд только чиркнули по краю.
     65 км до города Каттакурган, первого пункта назначения - это почти то же, что было и раньше: вытянутые на километры вдоль дороги кишлаки, поля, тополя и чинары. Поля тоже в основном хлебные, хлопка маловато. Иногда рисовые чеки, и все та же пепельно-цементная почва. Пару раз пересекаем по мостам извивающийся Зерафшан (тут он называется Карадарьей - Черной рекой) - речку маленькую каменистую и мутную-мутную. Но во всяком случае, эта речка уже 5 тысяч лет кормит цивилизацию в этих краях.
     Наконец, прости господи, что-то около полудня достигаем Каттакургана, и долго ищем Местный центральный телефонный узел. Город одноэтажный, расцветок почему-то национального флага: все дома, какие видел, или белые, или светло-голубые, или светло-салатные.
     Население вполне азиатское, да и вообще - уже заметна глубинка. Впрочем, на одной из улиц с удивлением замечаю вывеску: "Интернет-кафе". Мда, отрава проникла и сюда... Наконец находим склад, где японцы сгрузили кабели, нас уже ждут их представители. Часа 4 мучаемся с кабелем, взаимно понтуясь: они - изображая контроль, мы - изображая опытных спецов. Наконец отделываемся от толпы зевак, желающих знать, что такое волоконно-оптический кабель, и находим время перекусить. Едем в ближайшую частную забегаловку.
     Мда, вот где сошелся Восток и Запад! Чайхана сильно смахивает на дворец рококо - даже гипсовая лепнина с амурчиками и наядами есть. Центральная лестница на второй этаж , упирающаяся в зеркало, по обе стороны которой нимфы с арфами. По бокам лестницы - перила с беременными гипсовыми колоннами. Все это великолепие перевито пластмассовыми лианами с зелеными листочками. Вход в сей дворец - вымощенная кирпичом площадка, прикрытая навесом с типично национальными деревянными резными колоннами, где мы и располагаемся за пластмассовым столиком.
     Дальше происходит ритуал, который, похоже, традиционен во всех частных забегаловках узбекской глубинки: подходит парень-официант, принимающий заказ, после него - другой парень, ставящий на стол тарелочку с двумя лепешками, и после оного - третий парень несет поднос, уставленный салатами - на выбор. Во всяком случае такой порядок потом соблюдался во всех кишлаках , где останавливались. Официанток, в отличие от Ташкента, не бывает.
     Пока ждем заказа, считаю вместо ворон проезжающие машины: процентов 75 - "Тико", 20 - советские еще жигулята, и уж оставшиеся 5 процентов - все остальные марки. Через дорогу стоит какой-то одноэтажный дворец (светло-голубой) с бронзовыми львами и фонтаном перед входом. Львы, однако, исхудали до борзых, окон и дверей нет, фонтан сух и вообще в этом дворце какой-то склад мусора.
     Дааа, кажется, городок знавал лучшие времена... 
     Среди краснеющих вишен проходит блондинка в желтеньком платье, ведя за собой белобрысую дочку - ну значит, есть тут еще и русские - становится как-то спокойнее.
     Наконец приносят нам нашу чучвару (это пельмени, отличаюшиеся от обычных пельменей тем, что вместо нормального бульона пельмешки плавают в общем-то совершенно постороннем супе. В данном случае пельмени были в гороховом супе) и неизменный зеленый чай, начинаем лопать.
     Весь день была переменная облачность (когда ждешь летней нашей жары, это как манна небесная), но тут началась дикая гроза с проливным тропическим дождем, и молния с приличным грохотом ударила в лужу метрах в 100 от нас.
     Ожидая окончания дождя, лениво жуем шашлык, попивая минералку и чай с лимоном, спутники чего-то там болтают с местным представителем, я поглядываю вокруг. Покажите мне, какие в городе собаки, и я скажу, какое в нем население. Увы, в Каттакургане я собак не видел. Дождь стихает, возвращается солнце, и тащимся мы обратно к своим бобинам  с кабелем. "Коордионатор" скоро оставляет нас с напарником и идет спать, мы вдвоем ишачим до часа ночи. Работа нудная и однообразная, но это всего лишь первые 8 барабанов, то ли еще будет...
     Наконец заканчиваем, собираем приборы и тащимся в офицерскую гостиницу по соседству дрыхнуть. Гостиницы этой почти не помню, устал как собака и спал беспробудно.

Я сам с местными мальчишками под Самаркандом Черепаха в пустыне, весна

     Утром в 7 встаем и спускаемся в офицерскую столовую позавтракать. Молоденькая не то казашка, не то киргизка, первая встреченная мною в этом городке относительно симпатичная особа, выполняющая функции и уборщицы и официантки, приносит яичницу и лепешки и возвращается к мытью пола. Поглядываю на симпатичные ее бедра в черных брючках и думаю о чем-то хорошем.
     Скоро в столовую спускаются расхристанные господа офицеры и заказывают, в 7:30 утра, водку. У них начинается очередной день службы по защите Родины, а мы тащимся на свой склад с кабелем. Там сдаем протоколы измерений, оформляем бумажки,  грузимся в машину - и, наконец, отправляемся дальше.
     Проезжаем город, выезжаем на окраину, находим трассу М37 - и на север, к городу Навои.
      
     Глава 2. Начало позади.
      
     Навои должен был быть вторым рабочим пунктом, но по сотке выясняем, что кабель туда еще не привезли, поэтому надо ехать пока в третий пункт назначения - город Нурата. Это все равно по той же трассе, потом на восток.
     75 км по дороге до городка Кармана - все тот же, в общем, пейзаж, где-то параллельно тянется речка Зерафшан.
     Дорога хорошая, едем быстро. Ожидаю признаков пустыни, но пока ими и не пахнет. Все те же поля, каналы, водосбросы, кишлаки и чинары вдоль дороги. В Кармане - дорожный узел: на запад - в Нурату, на юг - в Навои, на запад - в Бухару, на север - в Учкудук. Сворачиваем на восток.
     Это уже навоийская область, самаркандская осталась сзади, и видны бзики местного начальства, отличающиеся от бзиков самаркандского. Вдоль дороги все те же патриотическо-агитационные бетонные щиты с мудрыми речениями, но если раньше это было просто белые фразы на синем фоне, то теперь - форменные картины с портретом изрекшего оную мудрую мысль. Мудрецы, само собой, сплошь местного разлива, многие в чалмах. Вообще, отличить чиновную дурь от чьей-то реально нужной деятельности тут проще простого: обычные люди по привычке пишут на узбекском кириллицей, чиновники - вводимой в обращение латиницей. Ну, так все эти щиты на латинице.
     От Карманы до Нураты - 60 км. Километров через 10 начинают проявляться перемены в ландшафте : сплошные кишлаки исчезают, потом ряды деревьев... потом поля и каналы... и наконец расстилается милая моему сердцу сухая холмистая степь. На востоке вылазят из-за горизонта невысокие скалистые останцы (выветрившийся хребет Актау - Белые горы) - светло-серый и безжизненный. Вдоль дороги потихоньку вырастают скалистые выветрившиеся холмы, и как-то незаметно втягиваемся в неглубокое ущелье со слабеньким ручьем вдоль него. Рядом проходит ЛЭП, когда края ущелья сходятся близко, вместо столбов просто протягивают тросы от одной вершины к другой, и на них уж подвешивают провода ЛЭП. Едешь как троллейбус: ты внизу, над тобой ЛЭП на поперечных тросах.
     Километров 20 - ни единого человека вокруг, ни одного кишлака, редкие встречные машины, но, наконец, выскакиваем на водораздел и выход из ущелья. Довольно эффектно: мчишься по ущелью, после очередного поворота впереди между скал прямо впереди вдруг открываются бетонные буквы: NUROTA TUMANI (Нуратинский район), у которых дорога резко сворачивает. Мечта автосамоубивца: разгонишься до 200 км/ч, да и влепишься в сей монумент.

Весна в пустыне, справа - ствол саксаула Пустыня Кызылкум рядом с Зерафшаном

     Проскакиваем оную границу района, еще немного петляем среди скалистых холмов - и, наконец, выезжаем на спуск с этого водораздела. Дорога сверху видна на десятки километров - абсолютно прямая, по чашеобразной степной долине, и на горизонте виден в дымке какой-то населенный пункт среди степи.
     Гоним по степи под 130 км/ч, разогнаться больше мешают пасущиеся и время от времени выходящие на дорогу бараны и тощие жилистые коровы, сопровождаемые сонными чабанами. Минут через 20 достигаем кишлака, который видели сверху - это еще не Нурата. Над кишлаком господствует тепе (холм) - явный останец былой средневековой крепости, даже можно угадать ее глинобитные оборонительные стены. Наработался я в свое время и на археологических раскопках, так что всегда такие тепе привлекают внимание. Кстати, между Гулистаном и Самаркандом они тоже часто попадаются.
     Еще километров 10 - и дорожный знак: NUROTA (что-то типа "отец света" в переводе). Доехали, наконец. Сразу ищем местных связистов, долго петляя по идиотской планировке городка. Дороги извилистые, хотя широкие. Очень скоро начинает бросаться в глаза обилие мрамора. Не отполированных плит, а просто кусков мрамора - из него выкладывают тротуары, строят частные дома, дувалы (заборы), хлевы и сортиры. Что ж, городок - центр добычи мрамора, тут этого стройматериала навалом. На въезде в город находится небольшой модерновый городок из 4-5 пятиэтажек в весьма современном стиле, назначения которого я не понял. Похоже, какой-то образовательный комплекс, судя по молодежи.
     Но осматриваться пока некогда, работать надо.
     Находим склад со своими чертовыми барабанами кабеля и приступаем к работе.
     Солнышко печет хорошо, туч нет, температура под +38, потихоньку обгораем. Между делом уплетаю ягодки тутовника и полуспелые дикие яблочки из соседнего садика - на витамины тянет. Заканчиваем в этот день где-то около 12 ночи. Собираю при лампе инструменты и тут уж могу поглядеть на небо. Небо чисто-черное, это не та серая муть, какая всегда заменяет небо в мегаполисе, звезды чистые и яркие. Козерог и Рак на юге - значит уже и впрямь лето, а я как-то и не заметил...
     Едем в место ночевки. На сей раз это гостиница "Бахти".
     В Нурате даже самые фиговые вывески и то зачастую выполнены в мраморе, так и у этой гостиницы их аж две: на одной гравировка на узбекском, на другой (провинциальный шик!!!) - то же, на русском: "Гостиница "Бахти" при частнОЕ фирмА" (сохраняю орфографию оригинала).
     "Бахти" по-узбекски - типа "счастливчик". Перетаскиваем с напарником ценные приборы в номер, оставляем их под охраной "коордионатора", перегоняем машину в узел связи (для сохранности) и пешком возвращаемся в гостиницу. Идти с километр, тусклые фонари через 200 метров, но тихо и спокойно, местное население живет по солнечному времени, в 12 ночи улицы пусты.
     Все ж один магазинчик частный еще работает, заходим туда взять минералку, я с любопытством осматриваю товары. Тот же набор пива-водок-печенья-колы, что и в Ташкенте захолустном киоске, только никаких признаков презервативов в продаже. Да, сразу видно - провинция. Пол у магазинчика мраморный, ступени - мраморные, и вместо чугунных гирек на весах лежат кусочки мрамора.
     Наконец доползаем до гостиницы с единственным желанием - помыться и спать. Ели мы далеко и давно - еще в Каттакургане, ну да это потерпит до завтра. Увы, в номере водички как и во всей этой "счастливой" гостинице, нет, хотя торчат из стен краны. Хозяин заведения проводит нас в закуток со стоящим на табуретке помятым алюминиевым баком с плавающим в нем пластиковым ковшиком, со стенами понятно из чего, с неработающими кранами и гордо объясняет, что раньше это была сауна.
     Мда, городок явно знавал лучшие времена.
     С грехом пополам смываем с рук и лиц грязь и, наконец, засыпаем. (Моя наивная мама, собирая в эту поездку, уговаривала меня взять два полотенца. Спрашиваю, зачем второе? - "Ноги мыть!").
     Утром, пока "коордионатор" насилует свою сотку (в этих-то краях), пытаясь связаться с кем-то по поводу новых барабанов, с напарником идем за машиной, потом ужинаем в маленькой забегаловке. У хозяев нет ничего кроме шашлыка, ну его и берем, запивая чаем и минералкой. На столе стоят бутылки пива "Кибрай №3", по работе у нас сейчас сухой закон, но гадаю, каким образом это пиво занесло в эту дыру в 500 км от Ташкента? (Дело в том, что городок Кибрай - почти моя малая родина, это в 12 км от Ташкента, я там, рядом, в детстве жил).
     Над городком открывается холм с мощной средневековой крепостью с хорошо сохранившимися очертаниями, хотя и расплывшейся в глину - город тоже много повидал на своем веку. На вершине холма, над крепостью, торчит мачта с антенной сотовой связи.
     После завтрака едем на свой склад, привозят новые барабаны. Обрабатываем их часов до 4 дня и едем обедать. На сей раз кормежка - в городском парке, под чинарами - лагман и неизменный шашлык.
     Поглядываю вокруг и вспоминаю свою глупость. С месяц назад один знакомый, работающий в "социальной рекламе" просил придумать тему для плаката типа "Молодежь, иди в спорт" (это местные чиновники затеяли пропаганду спорта среди сельской молодежи - хотят плакаты напечатать и все кишлаки ими завесить), ну я и посоветовал ему такой сюжет для плаката: идет здоровый амбал под ручку с роскошной красоткой, вслед ему завистливо смотрит хлюпик с уродиной, и подпись:
      
"Спортом кто не занимается,
Лишь с дурнушками сношается!"
      
     Боюсь, однако, в настоящей сельской глубинке этот плакат пропадет втуне за неимением кого-то кроме дурнушек. Девушки как в униформе: белая рубашечка, черная юбка до щиколоток, идут тяжело, словно с гинекологическими болячками (что вполне возможно вообще-то), стройность фигуры явно не приветствуется, полноваты, но бесформенны. Стадион тут тоже есть, да еще с мраморными сиденьями, но, судя по высоте травы на нем, замок на воротах не отпирали с начала лета.

Город Каттакурган, окраина Чигирь (водяое колесо) в Каттакургане

     Собаки в городке есть - ленивые и флегматичные, как и жители. За утро к нам приставали не меньше трех попрошаек - и дети, и их мамаши. Такие дела...
     Потом снова работаем до 12 ночи, но успеваем промерить всю партию кабеля. Тут нам больше делать нечего. За день выясняется, что в Навои кабель так и не привезли, зато привезли его в город Зерафшан - надо ехать туда.
     Последний раз ужинаем в Нурате (частная чайхана - шурпа, шашлык, черт бы его драл, чай, минералка, бесплатные арахис и соленый миндаль), возвращаемся в "Бахти", и после посещения туалета (во дворе, идти 100 метров прямо, в темноте, можно найти по запаху, но на месте нужны спички, чтоб видеть, куда ноги ставишь), наконец, заваливаемся спать.
      
     Глава 3. Скоро Конец.
      
     Утром с радостью избавляемся от гостеприимства "Счастливчика", и не тратя время на завтрак, покидаем городок Нурата.  Возвращаемся уже знакомой дорогой к Кармане, там заправляемся бензином отправляемся на север, к городу Зерафшан. От Карманы это 200 км по карте, сам город - в центре Узбекистана,  и славен он тем, что живут в нем золотодобытчики. Рядом - золотое месторождение, которое в былые годы давало от четверти до трети всего союзного золота, сейчас золотодобычей занимается узбекско-американское СП "Зерафшан-Ньюмонт".
     По карте выходит, что город уже в Кызылкумах, в песках, так что ждем хорошей жары и мучений. Через 25 км от цветущей зеленой Карманы проезжаем кишлак Канимех, и после него появляются признаки все той же холмистой сухой степи, как вокруг Нураты. Жду песков, мою третью после гор и степи любовь, но пока их нет.
     Вдоль дороги тянутся ЛЭП, какие-то трубопроводы, иногда проскакивают казахские чабанские юрты и отары коз и баранов, степь покрыта ковылью и верблюжьей колючкой.
     Километров через 40 после Канимеха наконец замечаю признаки настоящей пустыни: кустики тамариска, потом все больше деревьев саксаула. Но открытые пески появляются лишь изредка, все это больше напоминает степь. Впрочем, настоящее лето еще и не начиналось, весна затянулась.
     Дорога хорошая, местами по 10-15 км прямая как стрела, навстречу часто едут рейсовые микроавтобусы "Форд" и иномарки - явный признак в этих краях иностранцев. Кое-где вдоль дороги саксаул образует целые небольшие рощицы.
     Где-то на полпути к Зерафшану появились и первые флегматичные верблюды, по холмам потащились черепахи. Змеи на глаз не попадались. На горизонте в разных сторонах то появляются, то исчезают выветрившиеся скалистые холмы, как в буржуйских фильмах про Аризону, да и вообще степь пока весьма каменистая. Изредка появляется , потом уходит в сторону железная дорога на Учкудук.
     Погода постепенно портится, легкая облачность сменяется сплошным серым одеялом, сильный холодный ветер с запада поднимает пыль.
     И когда, наконец, появляются при въезде в город буквы "Зерафшан", въезжаем мы в него под унылым осенним дождичком. Вот тебе, бабушка, и пустыня.
     Город, особенно после Нураты, выглядит великолепным. Такой чистоты на улицах я давно нигде не видел. Дома - 9-этажки в основном, все со вкусом, хорошая планировка, проспекты широкие, тротуары, аллеи из арчи и чинар, ольха (!!!!), зеленая травка на газонах - и не хватает только рябин и березок, чтобы не вообразить, что попал в какой-нибудь московский спальный район, тем более что и погодка как в Москве в июне. Что сразу бросается в глаза - указатели, плакаты, реклама и прочая агитация - на русском, и узбекские надписи дублируют русские, а не наоборот.
     Что ж, золото оплачивает независимость местных специалистов. Даже ТВ тут смотрят российское - комбинат купил спутниковую антенну и ретранслятор, транслирует несколько основных российских ТВ-программ на весь город. Население - тоже в основном русские и "русифицированные", не говоря уж об иностранцах. Что меня поразило - это стелла со словами Ш.Рашидова на центральной площади: "Волей партии, руками народа здесь будет воздвигнут город Зерафшан. 1965". Если учесть, как поборники независимости из кожи лезут, чтобы переврать историю и вытравить всякую память о СССР и исторической роли России для Узбекистана, сохранение этой стеллы с упоминанием "партии" о многом говорит. Как и чисто советский лозунг при въезде в город "Слава покорителям пустыни!"...

Улица в Зерафшане, городе посреди пустыни Въезд в Самарканд

     Нашли зерафшанских связистов, договорились о работе, и поехали, пока дождь, перекусить в первое попавшееся заведение - это оказался буфет при ресторане "Oltin tog'cha - Золотая горка". Буфет тоже оказался чисто московский, с буфетчицей с кружевой салфеткой на голове и пирожками-блинчиками на прилавке... Поскольку ели мы опять когда-то давно и далеко, прилавок после нас полностью опустел. Здесь я первый раз за 6 лет я нашел свежую классическую простоквашу в нормальной стеклянной бутылке, ээээх!! В Ташкенте такое чудо не найти (именно свежее!) - проблемка.
     Дождик утих, облака ушли, и поехали мы на очередной склад к своим барабанам с кабелем. Часов в 23 вечера решили, что на сегодня хватит, и поехали в гостиницу. На сей раз, наученные опытом Нураты, сразу спросили, где есть гостиница с водой, и поехали в таковую - "Гостиницу главного рудоуправления". Название, конечно, ужасное (особенно по сравнению с "Бахти"), зато комфорт европейский - аж горячая вода есть и душ, блин.
     В душе я, наконец, умудрился вымыться целиком, только голову оставил на капитальную помывку дома, за что пришлось выслушать от спутников обвинения в "бичизме" и такой вот анекдот:
      
     Старого чукчу спросили, почему он никогда не моется?
     - Плохая примета, однако.
     - Это почему плохая?
     - В 1917 году помылся - революция произошла, в 1941 году помылся - война началась. Все, больше не буду мыться!
     После чего завалились спать.
      
     Утром встали и потопали завтракать в "Золотую горку" - это бесплатное приложение к проживанию в номере. Меню - чисто московские комплексные завтраки: рис с котлеткой или яичница с простоквашей и т.п.
     Потом приехали на свой склад доделывать дела. Пока подвезли новые катушки кабеля, пока их сгрузили, погода начала портиться, похолодало, и, наконец, зарядил нудный дождь.
     Пришлось возвращаться в гостиницу и дрожать от холода. Для нас, южан, эти +18...+20 и легкий пар изо рта в середине июня - холод собачий. Еще раз - вот тебе, бабушка, и пустыня...
     Пришлось мне советовать спутникам впредь не мыть головы при таких поездках - плохая примета!
     Тонкий свитер с капюшоном с собой взял только я, спутники в одних х/б футболках.
     С полдня за неимением другого дела отсыпались про запас, потом я заглянул на местный базарчик. Молодая черешня, крохотные (4-5 см) ранние яблочки, ну и набор картошки - зелени.
     Все этак чистенько, в магазинах - почти как в Ташкенте, и торгаши во всяких магазинах, кроме парфюмерных - как водится, здоровые амбалы нерусской национальности. Гы, русские города в чужих республиках все больше напоминают мне древнегреческие полисы на чужой территории: собственно город в окружении сельской "хоры" (местности, населенной чужим негородским населением, которое сами греки, граждане полиса, считали варварами). Так и тут: город населен русскими и иностранными спецами, вокруг - узбекское и в основном казахское население, работающее на базар.
     Часам к 6 вечера наконец распогодилось, и на фоне заходящего солнца поехали мы с напарником работать с кабелем. Добрые люди на складе одолжили нам по толстому свитеру и ватнику - и это летом в пустыне?!
     Отработали до часа ночи и баиньки. Пришлось долго уговаривать напарника ложиться пораньше, несмотря на то, что спали днем - про запас. Уговорил, он заснул, а я полночи маялся неожиданной зубной болью. Так всегда, инициатива наказуема.
     Утром встали в 6:00, снова халявный завтрак в "Золотой горке", Отработали до часа дня и перекусили в кафе - весьма добротном, с евродизайном, с евродамами лет 45-50 за столиками и молоденькими официантками (тоже признак цивилизации) - лагман, потом плов, потом шашлык (тут он своеобразный - на шампуре один цельный кусок мяса длиной сантиметров 17, шириной 4 и толщиной этак 2,5) - все, как водится, с лепешками и чаем. Лично я еще и мороженое слопал. На прилавке - целый бар, причем полно разных казахских водок и пива - при том, что экспорт иностранной водки в Узбекию запрещен - мол, своей хватает. Вот вам и еще один пример особости Зерафшана. Вечером в местных кафе, как и в Ташкенте: много пива, много симпатичных девочек, поголовно в брючках, и мало закуски как таковой.
     Пока жевал, поглядывал на рекламный или там агитплакат на дороге: печальный седобородый дед скорбно смотрит на тебя, чуть не плача: "Пожалуйста, заплати налоги!". Мол, бедному дедушке надо ж пенсию получить...
     Закончили мы обед и вернулись к нашим баранам, тьфу, барабанам. И, наконец, к 18:00 вечера, работа этой поездки закончена, можно возвращаться в Ташкент.
     А до него около 750 км по дорогам, так что решили заночевать в городе Навои. Часа 3 гонки по той же дороге, по которой приехали, уже при заходящем солнце. Где-то мне попадалось фото какого-то пустынного плато в Австралии на закате - ну так наши пейзажи не хуже! Только жалко: на дороге под колесами гибнет масса сусликов, тушканчиков и черепах, выбирающихся на вечернюю прогулку.
     В темных сумерках возвращаемся в Карману, а оттуда - 10 км до города Навои, в который и въезжаем в 9 часов вечера, уже в темноте.
      
     Глава 4. Наконец, Конец.
      
     Навои, облцентр - город современный, красивый, строили его московские спецы и планировка хорошая. Перво-наперво заехали в кафе под открытым небом поесть - все тот же джентльменский набор: чай, лепешки, лагман и шашлык. Попытки навязать нам пиво и кока-колу с презрением отвергаем. Компаньоны лопают и болтают, я разглядываю фонтан с гипсовыми танцующими журавлями и смотрю на яркую луну. Сейчас она в первой четверти, в Каттакургане была только в фазе 1-го дня, так что прошло уже 6 дней поездки... Какое число сегодня, совершенно не помню.

Сухая полупустыня вокруг г.Зерафшан (сам город - вдали, поблескивает) Я на бархане, Кызылкумы

     После кормежки, долго петляя по проспектам и среди парков, находим наконец гостиницу. По дороге замечаю кафе с потрясающим названием (завидую автору идеи!): "Вдали от жен". Гостиница хорошая, но в Зерафшане была лучше. Координатор, который, в отличие от нас с напарником, весь день дрых, тащит из фойе в номер телевизор, включает его... По РосТВ на всех каналах гонят тупую рекламу пива, где-то молодой Ален Делон страдает по ерунде... Вот, после такой, как у нас, нормальной мужской жизни и понимаешь, какой все это идиотизм.
     Машина наша на стоянке покрывается за ночь росой, а мы баиньки.
     И на следующий день через 5 часов гонки по проеханному ранее пути возвращаемся в Ташкент, покрыв за 6-7 дней около 1400 км и наработав десятки километров кабеля...
     Конец путешествию и моей писанине, уффффф...
      
     А вообще, есть кое-какая вероятность, что года полтора  мне придется болтаться по трассе Зерафшан-Учкудук-Нукус - это уже 900 км в самом сердце пустыни.
      
02-09.06.2003         
      

Киргизия. Горы Памиро-Алая. История одного увлекательного летнего времяпровождения

Путешествие в неизвестную страну, известной нам. Афганистан

В Поднебесной... (Китай)

17183,7 километров на джипе по Австралии

Америка нашей мечты

Сейшелы

Тайланд

Бразилия

Перу

Катар

Индия