Общество глухих

Как выросшая в семье глухонемых Ольга Чурбакова из Нового Оскола стала сурдопереводчицей

Первые членораздельные звуки мы слышим из уст родителей, которые говорят с нами, называют по имени. Обозначают вещи, явления и предметы. Но есть дети, которые не лишены слуха, но лишены этих звуков, потому что появились на свет в семье глухонемых. Они с рождения не слышат членораздельной речи, зато сразу попадают в мир жестов.

С детства в своей стихии

Своё детство жительница Нового Оскола Ольга Чурбакова вспоминает с улыбкой, хотя признаётся, что жить в семье глухонемых было очень непросто.

«Я, даже не особо соображая ещё, поняла, что родители не такие как все. Может, кричала поначалу, но реакции на крики, естественно, не было, так как родители меня просто не слышали. И сколько себя помню, с раннего детства уже понимала, что не услышат. Захочешь кушать и показываешь жестами – кушать хочу. И всё жестами – хлеб ли отрезать и намазать маслом, чаю ли попросить. И смотришь, запоминаешь эти жесты, которыми общаются родители, – говорит она. – Но это на самом деле было тяжеловато. Вокруг огромный мир, который общается по-другому. А родители ничего не могут дать в этом плане. И ребёнок начинает мычать и общаться жестами. Потому детей из таких семей нужно обязательно и как можно раньше отдавать в детский сад, а после в школу».

И Ольга с детства привыкла к тишине. Родители – глухонемые Анна и Виктор Гусевы – лишь жестами общались.

«Постепенно я тоже научилась понимать жесты и с их помощью общаться. И как-то для меня мир жестов стал намного проще и понятнее слов и звуков. Поэтому мне и сейчас жестами очень легко общаться. Я здесь чувствую себя в своей стихии, – рассказывает Ольга Викторовна, и руки её во время рассказа порхают, складываясь в какие-то жесты».

44 года помогает

Про эту особенность сурдопереводчицы – всё время сопровождать свою речь жестами и спрашиваю. Мол, почему так?

«Привыкла, – смеётся Чурбакова. – С детства так в семье общалась, а после ещё и на работу устроилась сурдопереводчицей. И жесты навсегда стали частью жизни. С кем бы ни общалась, руками всё сказанное дублирую автоматически».

А в профессию она пришла так. В 1978 году в областной организации общества глухих узнали, что девушка выросла в семье глухонемых, знает в совершенстве язык жестов, и предложили работать сурдопереводчицей.

«Я согласилась, – говорит Ольга Викторовна. – Ездила в Москву и в Ленинград на обучение. Всё сдала на отлично, получила диплом. И вот уже 44 года помогаю глухим».

Чурбакова показывает кучу папок с делами слабослышащих:

«У меня в Новом Осколе 36 подопечных. Я их называю «мои». Хотя на самом деле все слабослышащие мои. В Чернянке сурдопереводчика нет – оттуда тоже часто ко мне едут. И из Бирюча приезжают. Помогаю всем. Как я могу не помочь? И какая разница, если я не получу за это ни копейки? Они, отрезанные от звуков, все мои!»

Единственная на весь Новый Оскол сурдопереводчица отмечает, что глухие хотя и являются полноценными членами общества, всё равно живут в своём мире.

«Глухота и отсутствие звуков, конечно, накладывают на них свой отпечаток. Они часто не понимают и не принимают каких-то условностей, принятых в обществе. Например, если им нужно в Пенсионный фонд, соцзащиту или ещё какое учреждение, они не записываются, а просто идут туда. Я всё это знаю, потому в постоянном контакте с администрацией Новооскольского горокруга, управлением ПФР и так далее. И нужно сказать, наши чиновники прекрасно понимают эту особенность глухих и всегда идут нам навстречу, даже если приходится отступить от требований регламента».

Жестовый язык богат

Во время рассказа ладони сурдопереводчицы переплетаются и вновь разбегаются друг от друга, крутятся, переворачиваются.

— Скажите, – решаю спросить, – а что означает, когда два пальца прокручиваются на открытой ладони?

— Это планирование, – охотно поясняет Чурбакова.

— То есть одно слово – один жест?

— По-разному. Чаще, конечно, общаемся жестами, когда один жест означает одно слово. Но есть ещё и дактиль. Это когда один жест означает одну букву. Так общаться сложнее, но их этому учат в школе. И дактиль, конечно, нужен, особенно для обозначения имён собственных, географических названий, каких-то терминов.

Ольга Викторовна с жаром рассказывает про язык жестов и дактиль:

«Язык этот постоянно развивается, как и обычный язык. Появилось слово «ковид», тут же для него жест придумали. QR-коды появились – моментально жест. А ещё на одно слово может быть сразу несколько разных жестов. Причём есть интересная особенность. Наши слабослышащие практически всех лидеров обозначают одним жестом. Горбачёв – показывают пятно на голове. Брежнев – брови показывают. А вот Путина всегда обозначают только дактилем, настолько уважают. И лишь увидят по телевизору, сразу требуют: покажи, что он говорит!»

Искренность и скрупулёзность

Ольга Викторовна рассказывает, что в общении со слабослышащими самое главное – искренность и скрупулёзность:

«Если не доскажешь всё, до мельчайшей подробности, слукавишь, то можно лишиться их доверия насовсем! Они понимают, что лишены звуков, потому им втройне важно знать всё, о чём говорят. Знать о малейших нюансах. Потому я всегда говорю правду и доношу до них все мелочи. И так же подробно рассказываю слышащим о том, что говорит им глухой человек. Недавно совсем была в Чернянке на суде, – вспоминает Чурбакова. – Разводились молодые слабослышащие. Им нужно каждому свою позицию до судьи донести максимально точно. А судье надо рассказать, о чём они руками машут. И так везде, в любом учреждении от Пенсионного фонда и соцзащиты до администрации и учреждений жилищно-коммунального хозяйства».

Но даже в нерабочее время Ольга Чурбакова не оставляет своих подопечных. Ввела для себя волонтёрские дни. Раз в неделю ходит к глухонемому дедушке, которому исполнилось 92 года. Убирает у него, моет посуду, стирает, готовит кушать. И общается со стариком, чтобы он не чувствовал себя совсем уж одиноким. Ну и помогает другим слабослышащим:

«Их же нужно везде вести, в загсы, суды, полицию, социальные службы. И чтобы они не были, как инопланетяне, всё-всё нужно переводить. Что хотят от них, чего требуют. Ну и рассказывать слышащим, с чем пришёл к ним мой подопечный. Вот и получается, что я их язык и уши. Их мостик с внешним миром, часто для них не совсем понятным».


Алексей Стопичев
belpressa.ru

22 апреля 2022 г.

Напишите комментарий

  • Войти

Читайте также

© 1999-2021, Первый информационный сайт глухих, слабослышащих и всех в России.
Карта  Пользовательское соглашение
Срочная помощь