Общество глухих

Выгнали из очереди: куда башкирские чиновники поселили глухого сироту

Одноэтажная постройка на земле, без фундамента. Полы прогнили, двери и окна перекосились, стены продуваются, крыша протекает. Такое жилье башкирские чиновники предоставили глухому сироте Ильдару Нигматуллину. Дом признали непригодным, но переселять инвалида отказались.

"Большая проблема для глухих"

Двадцатидевятилетний Нигматуллин — глухой с детства. В два года осиротел и оказался в доме малютки. Потом попал в интернат, а в 16 лет его взяли в приемную семью.

"Отец умер, мать без вести пропала", — рассказывает РИА Новости Ильдар. Общаться с ним помогает сестра из приемной семьи Олеся, сурдопереводчица.

Несмотря на инвалидность, Нигматуллин активно учился.

"Сначала в коррекционной школе в Уфе. Затем — в специализированном колледже. Перебрался в Казань и получил там три профессии: художника по росписи ткани, лепщика архитектурных деталей и переплетчика. Люблю вырезать по дереву", — говорит молодой человек.

Ильдар Нигматуллин - РИА Новости

Ильдар Нигматуллин

Но работать приходится грузчиком. "По специальности не берут, — объясняет собеседник. — Обращаюсь туда, где трудоустраивают людей с нарушением слуха. Это большая проблема для глухих".

Ветхая помощь

В 1998-м, сразу после смерти отца, за Нигматуллиным закрепили муниципальный дом в Туймазинском районе Башкирии в селе Райманово — там жили родители.

Когда сироте исполнилось 18, дом сильно обветшал. Строению, за которым никто не ухаживал, было уже больше 70 лет.

Дом Ильдара Нигматуллина

Дом Ильдара Нигматуллина

Пока Ильдар учился, продолжал жить в приемной семье. Но решил съезжать: несмотря на недуг, хотел поскорее встать на ноги. Выбора не было: обосновался в старом доме.

Тогда же, в 2014-м, он обратился в районную администрацию и попросил помощи. Чиновники признали строение ветхим и непригодным для проживания, Ильдара поставили на учет на внеочередное получение жилья.

Но положенных по закону 33 квадратных метров инвалид так и не дождался. Спустя три года комиссия по жилищным вопросам отменила решение из-за того, что Нигматуллин уже слишком взрослый.

Чиновники ссылались на Жилищный кодекс России и указывали, что сирот берут в очередь до 23-летнего возраста, а Нигматуллину исполнилось 24.

Без крыши над головой

Следующие семь лет он ходил по кабинетам, упрашивал войти в ситуацию. Из-за юридической неграмотности просто не знал, что еще предпринять.

Дом продолжал разваливаться. Зимой, по словам Ильдара, через прохудившуюся крышу падает снег.

"В крыше дыра. Спать приходится в верхней одежде.При сильном ветре его и вовсе снесет", — опасается он.

Недавно о проблеме Нигматуллина узнала местный юрист Нина Романович. Она помогла сироте подать иск к районной администрации.

"Бумаг о том, что он раньше стоял на учете, нет. По крайней мере, нам их не показали", — уточняет она.

Дом Ильдара Нигматуллина

Дом Ильдара Нигматуллина

В администрации Туймазинского района на наши вопросы к моменту публикации не ответили.

После обращения РИА Новости прокуратура Башкортостана начала проверку.

"По ее результатам межрайонная прокуратура внесла в адрес главы органа местного самоуправления представление об устранении нарушений законодательства о дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", — пояснили в пресс-службе надзорного ведомства.

Впрочем, пока речь идет лишь о признании незаконным снятие Нигматуллина с учета. Сколько после этого ждать жилье — никто не знает.

Вернуться в приемную семью он не может. Живут далеко — в трех часах езды от работы. Ильдар трудится в продуктовом магазине с раннего утра и допоздна. Говорит, что боится "потерять независимость".

https://ria.ru

20 июля 2021 г.

Обсуждение

  • Авторизоваться через

Добавить комментарий