Общество глухих

Сотрудники по сурдокоммуникации: где готовят одних из самых редких специалистов в Беларуси?

Говорить на пальцах

Они не могут слышать, но хотят быть услышанными. И таких людей не мало. Как расширить их круг общения? Совсем скоро в нашей стране появятся первые дипломированные сотрудники по сурдокоммуникации. Корреспондент «НГ» узнала, как готовят будущих переводчиков жестового языка.

Все работает за счет ассоциаций

Учебный класс. Идет занятие у второго курса. В комнате на каждой стене висит длинное зеркало. Можно подумать, что попал в танцевальный зал. Но танцуют здесь только руки. В полной тишине ребята на пальцах отрабатывают диалоги между собой. Пара построена так, что сначала идет разбор жестов, затем — целое занятие практики. Активная артикуляция, жестикуляция пока не такая уверенная. Это оттого, объясняет нам преподаватель столичного лингвогуманитарного колледжа Элина Седич, что только с сентября ребята начали учить жесты:

— У глухих есть свой алфавит, сленг и жаргонизмы. Изучение начинается с алфавита — дактиля, где каждая буква обозначается определенным жестом. Чаще всего дактиль нужен, когда необходимо представиться, сказать свою фамилию, имя или какие-то названия. После этого изучается целая система отдельных жестов, в том числе молодежный сленг, жаргонизмы и так далее.

— А зачем переводчику артикуляция? — смотрю на ребят, которые все до единого проговаривают слова.

— Довольно сложно долго концентрировать внимание только на жестах. Поэтому переводчику важно использовать еще и артикуляцию. Ученикам я говорю, чтобы то, что они показывают, еще и проговаривали.

Кстати, подобрать синоним или объяснить так, чтобы глухой тебя понял, — важный навык.

— Одно слово можно показать по-разному, — говорит второкурсница Даша Дубодел. — Например, очки. Кто-то делает два круга большими и указательными пальцами и подносит их к глазам, кто-то ведет от кончика носа вверх, якобы подтягивая спавшие очки, и третий вариант — имитация их надевания. Все работает за счет ассоциаций.

Новые жесты глухие узнают, общаясь между собой. Появляются они также благодаря ассоциациям. Сжатый кулак и имитация короны другой рукой — это о коронавирусе.

Перевод — дело тонкое

У нас более 10 тысяч инвалидов по слуху, а тех, кто может их понимать и доносить их мысли до общества, не больше тысячи. Чаще всего знают язык жестов именно те люди, которые родились в семье глухих. К таким относится и Элина Седич:

— Мне рано пришлось выучить язык жестов. С детства я уже вместо родителей звонила в поликлиники, решала коммунальные вопросы, финансовыми делами занималась. Даже сейчас продолжаю изучать этот язык, потому что перевод — дело очень тонкое и сложное. Невозможно знать все жесты, переводчик учится всю жизнь.

Два пути

Однако в профессию сурдопереводчика преподаватель пришла не сразу. После школы окончила академию спорта стала тренером по плаванию, учителем физкультуры. Имея преподавательскую базу, решила, что все же сурдоперевод — это то, чем она хотела бы заниматься постоянно. Попала в Государственный институт управления и социальных технологий БГУ на курс к
кандидату педагогических наук и доценту по специальности «педагогика» Лидии Сергеевне Димскис. Именно она написала методические пособия по жестовому языку. К слову, подобной учебной литературы будущим сурдопереводчикам ох как не хватает. По словам Элины Федоровны, научная деятельность в этой сфере — поле непаханое.

— После выпуска у нас есть два пути, по которым мы можем идти. Первый — социальный, работа с людьми, помощь им. Второй — научный, заняться разработкой методических пособий, изу­чать наш национальный жестовый язык глубже, — рассуждает второкурсница Валерия Гмырак.

— У нас в стране есть свои уникальные жесты, которых нет нигде. Например, шоколад, печенье, ягоды, колбаса, — поясняет преподаватель.

Они долго этого ждали

Недавно у второкурсников была первая практика. Ее ребята провели на заводе «Виток», где 65 процентов работников с нарушением слуха.

— Сколько страха было в глазах учеников, когда они шли туда, — вспоминает Элина Федоровна.

— Было действительно не по себе, — говорит Дарья Дубодел. — Потому что мы впервые встретились с теми, с кем предстоит работать в будущем. И были опасения: туда ли я пришла учиться, ту ли профессию выбрала.

По словам Даши, работники предприятия были удивлены, что молодые люди знают жесты и могут поговорить с ними:

— Нам помогали. Если я что-то не понимала, то переспрашивала, и собеседники охотно мне все объясняли. Они даже концерт нам показали. Для нас, слышащих, был шок, что люди с нарушением слуха могут и танцевать, и петь, и сценки ставить.

— Они долго ждали, когда наконец-то появится больше людей, которые смогут их понимать. Они видят прогресс и рады, что в Беларуси готовят специалистов для сурдообщения, — заключает Лера Гмырак.

Один для всех

В Европе жестовый язык появился в начале XVIII века. До этого глухие люди жили и обу­чались изолированно от других. Первая школа для них открылась в 1760 году во Франции. Главной задачей педагогов стало преподавание детям чтения и письма. Для решения этой задачи использовался старый французский жестовый язык. Но он был слегка видоизменен.

Эта система обучения позже стала использоваться в России. В 1806 году в Павловске открылось первое подобное училище. А в 1951-м была организована Всемирная федерация глухих. Участники организации решились на создание стандартного языка жестов.

Для стандартизации речи эксперты многих стран, проанализировав похожие жесты, применяемые разными национальностями, разработали единый для всех язык. А в 1973 году был выпущен в свет словарь жестовой речи, который подготовила Всемирная федерация глухих.

В столичном лингвогуманитарном колледже уже второй год обучают будущих сурдопереводчиков. Сейчас на специальности «лингвистическое обеспечение сурдокоммуникации» учатся 60 человек. Первых ребят набирали только на бюджетную форму обучения. Проходной балл высокий — 9,1. Однако в этом году планируется, что набор будет снова только на бюджет.

https://www.sb.by

06 июня 2021 г.

Обсуждение

  • Авторизоваться через

Добавить комментарий