Общество

Встреча с представителями общественных организаций инвалидов. Стенограмма

Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл встречу с инвалидами и представителями общественных организаций.

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Сегодня Международный день людей с инвалидностью, проводимый под эгидой ООН, и мы встречаемся с вами, чтобы обсудить проблемы, которые волнуют граждан с ограничениями по здоровью, задачи, которые нам вместе необходимо решить.

Очень рассчитываю, что коллеги из Правительства, из регионов Российской Федерации также примут непосредственное участие в этой работе. Во всяком случае, в регионах нас, надеюсь, услышат – услышат всё, о чём мы сегодня будем говорить, потому что значительная часть работы находится именно на региональном уровне.

Вне всякого сомнения, отношение к людям с ограничениями по здоровью, это общее правило, известный принцип, – это показатель зрелости общества и государства. Мы об этом много раз говорили и хорошо это знаем. Это и критерий эффективности, «человечности» социальной политики, устройства – по сути, всех сфер жизни.

Я напомню: принятые летом этого года на всероссийском голосовании поправки к Конституции Российской Федерации закрепили в том числе положения, посвящённые социальной защите инвалидов, основанной на полном и равном осуществлении ими прав и свобод человека и гражданина, недопустимости какой бы то ни было дискриминации.

Я считаю очень важным, что инициаторами этой поправки, как и многих других изменений в Основном законе, стали именно представители общественных организаций. Кстати, предложение провести нашу сегодняшнюю встречу также прозвучало в ходе общения с рабочей группой по подготовке поправок к Конституции.

Убеждён, что именно так – в прямом, открытом диалоге с представителями гражданского общества, вообще с людьми – и появляются самые верные, эффективные решения. И именно так – в тесном взаимодействии с общественными объединениями людей с инвалидностью – необходимо и реализовывать гарантии, закреплённые теперь в Конституции.

Подчеркну: внимательное отношение к интересам и нуждам людей с ограничениями по здоровью, маломобильных граждан в принципе должно быть абсолютно естественной нормой, темой, о которой даже и не нужно напоминать.

Это относится и к реформе контрольно-надзорной деятельности, так называемой «регуляторной гильотине», к организации рынка труда и, конечно же, к реализации национальных проектов, особенно в той части, которая касается создания комфортной среды для жизни. Это строительство, благоустройство, преобразование городских пространств – абсолютно везде необходимо неукоснительно соблюдать безбарьерные требования.

Я хочу обратить внимание прежде всего коллег в регионах, что делать это нужно, разумеется, не для галочки, не для того, чтобы сдать объект, отчитаться и потом забыть. Делать это нужно для того, чтобы как можно больше людей не оказывались в положении вынужденных затворников.

На федеральном уровне за последние годы принято немало решений, направленных на то, чтобы люди с ограничениями по здоровью могли жить нормальной, полноценной жизнью. Но практика во многом зависит от того, что и как делается именно на местах, насколько внимательно, ответственно власти субъектов Федерации подходят к вопросам организации безбарьерной среды, насколько полно ими реализуются соответствующие законодательные гарантии.

Здесь, безусловно, есть и успешный опыт регионов и муниципалитетов. Я предлагаю профильной рабочей группе Госсовета – знаю, что сегодня Андрей Сергеевич Никитин здесь [присутствует], который возглавляет эту группу, – такой опыт обобщить и обеспечить его тиражирование.

Идти всегда нужно, конечно, от конкретных потребностей, ориентироваться именно на них – так, как это делают волонтёры, общественные, некоммерческие организации. Авторами, вдохновителями или же участниками подобных инициатив очень часто становятся те, кто и сам имеет ограничения по здоровью. Такие люди, безусловно, заряжают своей жизненной энергией, для многих в буквальном смысле становятся примером стойкости, образцом для подражания, доказывают, что для стремления помочь другим нет вообще никаких преград и никаких ограничений. Это вызывает, безусловно, самую искреннюю благодарность, восхищение и уважение.

И, конечно же, такая деятельность – нужная, благородная – заслуживает поддержки, в том числе со стороны государства.

Отмечу, что только за последние несколько лет, начиная с 2017 года, Фондом президентских грантов проведено несколько конкурсов, и поддержку получили более 4700 проектов, направленных на помощь людям с инвалидностью, на общую сумму более девяти миллиардов рублей. Среди них всё больше проектов, связанных с трудоустройством людей с инвалидностью, раскрытием их творческого потенциала, развитием инклюзии в образовании.

Я уже не раз говорил: одной из важнейших задач, стоящих перед страной, перед властью всех уровней, безусловно, является создание самых широких возможностей для самореализации каждого человека. Это в полной мере относится и к людям с ограничениями по здоровью, чтобы они могли найти себя в учёбе, работе, творчестве и, конечно, в спорте, в общественной деятельности, в государственной работе, чтобы они могли реализовать все свои способности и интересы.

Хочу ещё раз повторить: создать именно такие условия – хочу, чтобы сейчас меня услышали мои коллеги в Правительстве и в регионах, ещё раз об этом скажу – это не просто наша задача, это обязанность.

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить – и в связи с сегодняшним днём – победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата «Абилимпикс». В этом году он проходил – наверное, сегодня об этом тоже будет сказано – в особых условиях, в основном дистанционно, но уровень мастерства, профессиональной подготовки наших ребят неизменно очень высок.

За таким мастерством всегда стоит сила духа, упорство, целеустремлённость. Ровно эти же качества ведут вперёд, к новым победам и наших замечательных паралимпийцев, которыми мы по праву гордимся, вся страна ими гордится. Это очень важный – тоже об этом не раз говорили – пример для всех. Если никогда не сдаваться, можно покорить любые вершины.

Уверен, что у вас много и вопросов, и предложений – давайте перейдём к нашему непосредственному, прямому общению.

Прошу вас, поговорим о ваших проектах, ваших идеях, которые могут и должны помогать людям и улучшать их жизнь.

Пожалуйста, Роман Анатольевич Аранин, прошу Вас.

Р.Аранин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Роман Аранин, председатель общественной организации инвалидов «Ковчег», директор компании «Обсервер», Калининград.

В «прошлой жизни» был военным лётчиком-штурмовиком, в середине 90-х ушёл из армии в бизнес – керосина не было, налёта не было, в армии тоже делать нечего уже было, – но продолжал летать. К сожалению, так получилось, что в 2004 году в результате аварии на параплане упал с 30 метров, рама двигателя перерубила шейный позвонок на очень высоком уровне, и оказался парализованным вообще полностью – и руки, и ноги, 16 лет уже нахожусь в этом положении.

В.Путин: С какой высоты упали?

Р.Аранин: 30 метров. Купол [параплана] как-то держал, но, в общем, результат один. От этого, оказывается, никто не застрахован.

А хотелось со своими дочками всё равно пойти куда-то в лес, на дюну любимую подняться – чувствовать себя полноценным отцом. И со своим другом, инженером Борисом Ефимовым, сделали первую коляску, которая 4WD, перенос автоматически центра тяжести, управляемый гироскопом. Выложили ролик в Интернет, и на нас заказы просто посыпались. Практически сразу после этого государство включило в федеральный перечень кресла-коляски с электроприводом. Мы, кстати, в СНГ до сих пор единственная страна, которая этим инвалидам выдаёт электроколяски.

Мы потом посмотрели по цифрам: на 2014 год получалось, что государство покупало 10 тысяч кресел-колясок с электроприводом, и все они были импортные, а это практически миллиард наших налоговых, бюджетных рублей, которые утекали куда-то в Китай.

У нас 17 контрактов с разными европейскими фирмами, всей командой периодически выезжаем куда-то на стажировки. Привыкли видеть ту же Германию или Швецию не из окошка отеля, а из окна сборочного или производственного цеха, где мы впитываем всё, что можно полезного впитать, везём сюда и внедряем уже здесь, дома, в Ленинграде.

В прошлом году выставлялись на главной мировой реабилитационной выставке в Дюссельдорфе, были самой яркой частью российского стенда: у нас коляски по ступенькам ездили, разворачивались на пятачке.

Знаете, какое самое главное наблюдение? Огромная выставка, и каждый четвёртый стенд из Дании. Дания – страна с четырьмя миллионами жителей, а каждый четвёртый стенд датский. Много голландских стендов, много шведских стендов. И мы задумались: как так получается, такие маленькие страны… Поговорили с владельцами фирм. Они все шли по одной модели: сначала опирались на гарантированный сбыт на собственном рынке, внутри той же Дании или Швеции, и на этом базисе уже строили своё производство, нацеленное на экспорт. Сейчас все эти фирмы продают всему миру.

Мы пытаемся идти этим же путём, но, к сожалению, какая-то всё ещё привычка в России осталась, что есть мировая кузница в Поднебесной, где всё можно купить. Но этот год нам чётко показал, что могут произойти невероятные события, Китай может закрыться на полгода, и все производства там могут закрыться, границы могут закрыться. Причём сейчас мы выдаём коляски, государство выдаёт, в основном молодым инвалидам. А я уверен, через 10 лет будет совсем другой объём, это будут старички, но уже совсем с другим менталитетом, которые, даже потеряв мобильность, будут стремиться жить полноценной, наполненной жизнью, и им эти коляски тоже понадобятся. Если мы к тому моменту не выстроим свою полноценную отрасль, то мы будем продолжать платить эту «дань» китайцам, голландцам и датчанам.

В сентябре прошлого года при очень плотной поддержке федерального Минпромторга, при поддержке Минтруда и особенно при поддержке губернатора [Калининградской области Антона] Алиханова, который с нами все этапы прошёл стройки, начали стройку в чистом поле и в октябре запустили полноценное производство. Сейчас люди будут въезжать в Россию, у них впечатление будет начинаться с футуристической фабрики, высокотехнологичной, которая может производить до 2,5 тысячи качественных колясок с электроприводом в год.

У нас сейчас локализация 60 процентов. По требованиям мы в принципе могли ограничиться и 30 процентами, но мы ставим себе цель [достичь] 90 процентов локализации. И когда мы выйдем на эту цифру, 2,5 тысячи штук, – я Вам обещаю – мы эту локализацию 90 процентов сделаем. Но всё, всё абсолютно упирается в сбыт.

К сожалению, получается так, что мы работаем сейчас на склад. У нас за этот год фактически ни одной коляски государство не купило, а фабрика «Обсервер» – это не просто производство, это такая новая социальная модель. Это место, где трудоустройство инвалидов-колясочников с первой группой. Причём мы не скрепочки гнём, а у нас инвалиды первой группы работают оператором робота-сварщика, оператором фрезерного станка с ЧПУ, сборщиками, получают хорошую зарплату.

Мы сами строим здесь коттеджи прямо позади фабрики для сотрудников в колясках, у нас уже вырисовывается целая улица. И мало того, дали этой улице уже официальное название – улица Неограниченных возможностей.

Владимир Владимирович, люди реально устали от негатива, они хотят какого-то позитива и не только побед государства, но и побед государства во взаимодействии с маленьким человеком. Вот у нас тот самый пример, когда благодаря чёткому взаимодействию федерального Правительства, областных властей, НКО, общественных организаций и социального предпринимателя получился вот такой красивый импортозамещающий проект.

Мне кажется, что это воодушевит к действию очень многих: и тех, кто в коляске, и тех, кто на ногах, это легко можно тиражировать по всей стране. Но, к сожалению, на торгах стабильно побеждают поставщики с китайскими колясками. Причём мы – у нас семь мастерских по ремонту по всей России – потом эти коляски через два-три года эксплуатации начинаем ремонтировать. Вроде как всё очевидно: есть предприятия, есть созданные высокотехнологичные места, люди платят здесь налоги, мы создали 24 рабочих места для инвалидов, – а китайские коляски побеждают на всех торгах.

Мне кажется, есть очень простое решение для этой проблемы: надо сделать квотирование, хотя бы 50 процентов на начальном этапе, для российских производителей. Мы за два-три года – у нас порядка десяти производителей на данный момент, проблемы у всех именно в сбыте – настолько вырастем, мы сделаем новые модели, и всё будет так же, как в автопроме, все даже забудут о том, что была такая проблема.

У меня всё, доклад закончил.

В.Путин: Роман Анатольевич, то, что Вы говорите, неново, и это относится не только к средствам передвижения для инвалидов-колясочников, не только для средств реабилитации и так далее. Это вообще общая проблема. Как правило, всегда говорят о необходимости обеспечить конкуренцию, о необходимости дать возможность выбора для потребителей, о соотношении цены и качества. Я часто, очень часто слышу аргументы подобного рода. Но Вы, Роман Анатольевич, абсолютно правы. И я Вам могу сказать, что не только в той сфере, которой Вы сейчас занимаетесь, происходят вещи подобного рода, но и практически во всех отраслях промышленности происходит одно и то же.

Конечно, цена, качество, выбор для потребителя, конкуренция – всё это чрезвычайно важно. Но если мы – безусловно, имея в виду все эти обстоятельства, о которых я сейчас сказал, – не обеспечим рынок для собственного производителя, ничего и не будет, здесь Вы абсолютно правы.

Кстати говоря, мы по очень многим направлениям приняли соответствующие решения в сфере промышленного производства. Я сейчас не буду это перечислять, но достаточно много приняли решений, связанных с обеспечением для наших отечественных производителей определённых конкурентных преимуществ. Я не понимаю, почему в этой сфере не работают принятые решения.

Я Вам обещаю, просто обещаю, Роман Анатольевич, я обязательно этим займусь. Вы, безусловно, правы. Конечно, надо смотреть на то, сколько стоит, какого качества ваша продукция, но абсолютно убеждён в том, что мы должны обеспечить внутренний рынок для собственного производителя, добиваясь, конечно, тех параметров, о которых я только что упомянул.

Если государство это не сделает, у нас и по другим направлениям тоже ничего не будет собственного. Я повторяю: много раз это проходили, Минпромторг знает это, занимается этим профессионально. Я с [Министром промышленности и торговли Денисом] Мантуровым обязательно поговорю, и реакция будет, вот увидите.

Р.Аранин: Спасибо.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, мы уже постановление внесли в Правительство, со всеми согласовали с учётом поддержанного Вами закона о квотировании.

В.Путин: Вот видите, мы с Вами не успели ещё фразу закончить, а они уже внесли проект постановления в Правительство. Молодцы.

Д.Мантуров: Работаем.

В.Путин: На самом деле я даже, честно говоря, не знал, что Вы у нас на связи сейчас, Денис Валентинович.

Я сейчас не буду повторять – Роман Анатольевич и не обязан знать то, чем мы занимаемся, – но этот набор льгот для отечественного производителя надо совершенно точно распространить и на эту продукцию. Тем более что выпуском этой продукции занимаются сами люди с ограничениями по здоровью. Слушайте, это абсолютно очевидная вещь.

Когда Вы предполагаете принять это постановление?

Д.Мантуров: Это буквально днями произойдёт. Просто время было на то, чтобы, во-первых, закон вступил в силу. Мы со всеми отраслевиками отработали не только по перечню по средствам вспоможения для инвалидов, но и по широкому перечню номенклатуры промышленной, поэтому в ближайшее время уже выйдет постановление, и будет гораздо легче нашим производителям пробиваться на рынок.

В.Путин: Слушайте, это обязательно нужно сделать. Мало того что это собственное производство, ещё и производят это люди, которые сами имеют ограничения по здоровью. Слушайте, это абсолютно очевидная вещь. Конечно, надо добиваться качества, цены соответствующей, но я уверен, что Роман Анатольевич всё это понимает и всё это будет обеспечено.

Хорошо. Давайте принимайте как можно быстрее.

Пойдём дальше. Пожалуйста, Михаил Борисович Терентьев.

М.Терентьев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Сегодня на площадке ОНФ участвовал в открытии всероссийского теста [«Доступная среда»] по пониманию обществом вопроса безбарьерной среды. А мысли были, к сожалению, о «регуляторной гильотине», будут ли транспортные услуги доступны для инвалидов.

За последние годы проделана на самом деле большая работа: с 2014 года мы внесли изменения в более чем 40 федеральных законов и более 700 региональных. В субъектах запланированы мероприятия по обеспечению доступности при новом строительстве, с июля 2019 года все контрольно-надзорные органы проводят проверки соблюдения прав инвалидов на безбарьеную среду.

На самом деле реализуется комплексный подход. Благодаря поправкам к Конституции теперь эта тема вообще закреплена в Основном законе. И результаты этой системной работы встретили положительный отклик, особенно в больших городах.

Однако на фоне этих успехов мы столкнулись с серьёзной проблемой: в рамках «регуляторной гильотины» отменён с 1 января следующего года ряд важных для инвалидов нормативных актов в сфере закупок общественного транспорта. Сейчас в Минтрансе идёт работа над отменой требований доступности в сфере региональных авиаперевозок. Надеюсь, Минстрой не готовит «сюрпризов» в этой сфере. Хотя изначально «гильотина» была направлена на анализ устаревших норм, и это важно для оживления бизнеса, конечно, но необходимо не допустить снижения показателей доступности и отмены недавно принятых решений. Решение было принято в 2016 году.

В связи с этим просим Вас поручить Правительству при реализации механизма «регуляторной гильотины» исключить возможность отмены обязательных требований по соблюдению условий доступности объектов и услуг для инвалидов. Правительство должно прежде консультироваться с общественными экспертами. Наш опыт показывает: там, где такое взаимодействие налажено, мы не сталкиваемся с неожиданными решениями. Недопустимо урезать качество жизни инвалидов.

Доступность среды – это ведь не только для инвалидов, это для маломобильных групп населения, для пожилых граждан, родителей с детскими колясками. Мы здесь говорим об инвалидах только потому, что определены нормативные стандарты. Именно из этого нужно исходить при принятии решений и по другим вопросам. Например, мы предлагаем при ремонте многоквартирного дома определить источником финансирования доступной среды общего имущества дома фонд капитального ремонта, потому что доступность среды – это для жильцов, которым трудно передвигаться, а не только для инвалидов.

Также в Думе сейчас обсуждается законопроект о территориальном планировании. Здесь необходимо учитывать требования к застройщикам [обеспечить] доступность при благоустройстве территории, а не только входной группы дома. В первом чтении, когда законопроект обсуждался, идея со стороны представителя Правительства была поддержана. Прошу и Вашей поддержки по этим двум направлениям.

Из опыта олимпийских строек в Краснодарском крае мы помним; если при новом строительстве объектов исходить из универсальности, это остаётся наследием в сердцах людей и не так дорого [стоит] в общей сумме расходов. Правда, не знаю, насколько сейчас губернатор дальше работает в этом направлении в Краснодарском крае, но главное, чтобы всегда у руководителей регионов, у губернаторов, было желание этим заниматься.

Владимир Владимирович, ещё вынужден от имени Всероссийского общества инвалидов поднять два важных вопроса о несправедливости, требующих выработки решения. Сегодня утром коллеги настоятельно об этом меня просили.

Первый: страховая пенсия по инвалидности по своей природе – это социальное пособие от государства, а не утрата заработка. Это важно понять.

Недавно на заседании центрального правления Всероссийского общества инвалидов мы обсуждали тему трудоустройства и квотирования рабочих мест. Просим Вас поручить Правительству вернуться к рассмотрению вопроса индексации пенсий работающим инвалидам, исходя из принципов их экономической мотивации – инвалидов – и социальной природы страховой пенсии, именно социальной.

Вторая важная тема, которая требует решения, – не могу не сказать, потому что есть несправедливость в отношении выплат по уходу за инвалидами первой группы и инвалидами первой группы с детства. Одна выплата – 1200, другая – 10 000 [рублей]. На самом деле нет никакого отличия в уходе. Разница только в том, когда установлена инвалидность: до или после 18 лет. А разница в материальной помощи существенная.

Конечно, внутри исполнения двух указов имеется много спорных моментов, вытекающих из того, что изначально этот механизм был направлен на учёт пенсионных прав лиц, осуществляющих уход. В будущем мы выйдем на более дифференцированный подход необходимой помощи через систему долговременного ухода за лицами с тяжёлой инвалидностью.

Прошу Вас поручить Правительству найти дополнительный источник финансирования для исправления этой несправедливости хотя бы до момента, пока программа долговременного ухода не заработает в полном объёме с учётом тяжести инвалидов и необходимого объёма ухода.

Также хочу Вас пригласить, когда Вы будете, вдруг будете, в Сочи 21 октября, на трассу «Формулы-1». Там мы в этот день проводим традиционно гонки на спортивных колясках. Принимают участие и молодые инвалиды, и спортсмены, которые имеют опыт и могут показать Вам, на что они способны в той инфраструктуре, которая создана.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Я сейчас попрошу Антона Олеговича Котякова, он прокомментирует и второй, и третий вопросы, которые Вы затронули, а потом вернусь к первому.

Антон Олегович, пожалуйста.

А.Котяков: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые участники совещания!

Относительно выплаты, о которой говорил Михаил Борисович, 1200 рублей и 10 000 рублей по уходу. Мы действительно начиная с 2021 года внедряем систему долговременного ухода, которая предусматривает полноценное обеспечение ухода за гражданами, требующими такой услуги со стороны государства. И в 2021 году у нас будет пилотирование, а начиная с 2022 года услуга будет предоставляться на территории всей Российской Федерации для соответствующих категорий граждан. Поэтому вопрос относительно несоизмеримости этих цифр будет нивелирован тем, что выплаты и система ухода будут погружены в общую систему, распространяемую на территории всей Российской Федерации.

В.Путин: Хорошо.

Теперь что касается «регуляторной гильотины» и безбарьерной среды. Абсолютно очевидно, что мы должны делать всё для того, чтобы эта безбарьерная среда у нас была создана на каждом объекте, в каждом субъекте Федерации, муниципалитете, общественном месте – это совершенно очевидная вещь. Сейчас не буду говорить про международные обязательства, дело совершенно не в этом – дело в том, что мы перед своими гражданами должны нести эту ответственность и решать эту задачу.

Я помню, как Татьяна Алексеевна Голикова ещё полтора года назад, когда мы говорили о «регуляторной гильотине», выражала определённые опасения, связанные с тем, что как бы нам эту «гильотину» не «бабахнуть» таким образом, чтобы не отсечь то, что реально нужно, и то, без чего не могут функционировать определённые отрасли народного хозяйства или направления деятельности в социальной сфере. Похоже, что это происходит в данном случае с этой безбарьерной средой.

Нужно, безусловно, сделать всё для того, чтобы при принятии решений, связанных с отсечением устаревших, архаичных, мешающих развиваться прежних решений прежних десятилетий, мы не выбросили на обочину то, что нам нужно для текущей жизни, и то, что не принято было совсем недавно – как Вы сказали, в 2016 году некоторые решения были приняты.

Татьяна Алексеевна, я прошу Вас обратить на это внимание и соответствующим образом отреагировать.

Несколько слов скажите на этот счёт.

Т.Голикова: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

В.Путин: Помните наш разговор полтора года назад?

Т.Голикова: Помню, Владимир Владимирович, конечно.

Речь идёт, насколько я поняла коллегу, о приказах Министерства транспорта. Мы с этими приказами разберёмся сейчас, после Вашего поручения, дадим такое тоже поручение со стороны Правительства, для того чтобы коллеги восстановили эти нормы, если они утратили силу. Поскольку в силу [эти приказы] ещё не вступили – с учётом того что с 1 января 2021 года, – я думаю, у нас есть сейчас все возможности это устранить.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Миша, повтори, пожалуйста, что ты имеешь конкретно в виду? Какие решения вызывают озабоченность?

М.Терентьев: Это, во-первых, приказ Минтранса. Здесь просто надо понять ту работу, которую мы делали, когда эти приказы были приняты после изменения законодательства в 2014 году. С 1 июля 2016 года мы говорили, что только новый, доступный [для инвалидов] транспорт будет закупаться и услуга [перевозки] будет доступной.

Вдруг в этом году мы узнаем, что Минтранс эти сравнительно новые приказы отменяет и разрабатывает какие-то другие. При этом говорит, что у нас будет транспорт для инвалидов и не для инвалидов. То есть вообще другая логика, которая делает шаг назад.

При этом мы специально во Всероссийском обществе инвалидов опросили наши региональные организации, как этот приказ работал. Да, может быть, в него надо было вносить изменения. Но нельзя работу, которая сделана, перечёркивать и говорить, что это «регуляторная гильотина». Политика «регуляторной гильотины» была о другом – снизить административную нагрузку устаревших норм.

В.Путин: Даже комментировать не буду. Полностью согласен с этим. Обязательно отреагируем, Михаил Борисович, обязательно.

М.Терентьев: Спасибо.

В.Путин: Фомин Илья Олегович, пожалуйста.

И.Фомин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Мы сейчас находимся в центре «Моя карьера». Сейчас идёт рабочий день, и [здесь] принимают граждан, а также инвалидов, которые приходят в данный центр для трудоустройства.

Меня зовут Илья, я победитель пятого чемпионата «Абилимпикс» и WorldSkills. Три года назад Вы давали поручение развить систему конкурсов профессионального мастерства для людей с ограниченными возможностями здоровья «Абилимпикс», и благодаря Вашей поддержке данное направление набирает силу, расширяет свою географию, пополняет список компетенций, а также привлекает всё новых участников.

Только что закончился VI национальный чемпионат «Абилимпикс», в котором участвовали люди разных возрастов – от 16 до 65 лет. В основном, конечно, участвует молодёжь. Я как победитель этих двух чемпионатов могу с уверенностью сказать, что они помогают в профессиональном старте и дают шансы на дальнейшее трудоустройство. Благодаря этим чемпионатам я смог составить очень хорошее резюме, и меня заметили представители одного из ведущих предприятий госкорпорации «Росатом» – Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники имени Н.А.Доллежаля, который специализируется на инновационных ядерных установках. Они предложили мне должность оператора станков с программным управлением, и в этом институте я проработал уже больше года.

Ещё, пользуясь случаем, хочу поблагодарить директора, преподавателей и мастера своего производственного обучения Политехнического колледжа имени П.А.Овчинникова за то, что дали мне профессиональный старт и помогли в подготовке к поступлению в вуз.

Владимир Владимирович, рядом со мной сидит ещё один победитель III чемпионата «Абилимпикс» – Бивол Полина, [передаю] ей слово.

П.Бивол: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

П.Бивол: Да, действительно, «Абилимпикс» стал и для меня стартом профессионального развития, моя компетенция называется «дизайн персонажей анимации». Пока я готовилась состязаться в ней, я делала наработки для будущего портфолио. В итоге сейчас я уже год работаю в компании разработки мобильных игр Deus Craft, которая входит в содружество Mail.ru Group. Поэтому, обращаясь к ребятам-участникам и к тем, кто ещё не решился участвовать, я охотно призываю их к участию, потому что «Абилимпикс» действительно может помочь ребятам в выборе будущей профессии. Вопрос профессионального определения для нас очень сложный, и пока ребята участвуют, они могут понять, чем им нравится заниматься.

Однако, с другой стороны, я понимаю, что не всем ребятам после чемпионата повезло найти работу. Действительно, работодатели не так охотно берут ребят с инвалидностью, и действительно есть причины для демотивации, так как многие участники и даже победители чемпионата имеют большие трудности при трудоустройстве.

Владимир Владимирович, возможно ли дать поручение Правительству простимулировать работодателей на стажировку и трудоустройство победителей конкурса? Мы с Ильёй просим не за себя, так как мы уже нашли работу, но мы бы очень сильно хотели помочь остальным ребятам.

Также слышала такую мысль от организаторов чемпионата, что выходом из ситуации могут стать сертификаты для победителей на получение дополнительного профессионального образования, адаптацию рабочих мест и технических средств реабилитации.

Спасибо.

В.Путин: Да, мы делаем это по очень многим программам подобного рода. Странно, что в рамках соревнований «Абилимпикс» таких сертификатов не выдаётся. Обязательно это продумаем, потому что действительно ребята, которые побеждают на подобных конкурсах, демонстрируют не только свои навыки, они демонстрируют свои способности, свои возможности найти себя в перспективных направлениях деятельности.

У нас Сергей Владиленович [Кириенко] занимается этим, можно сказать, профессионально с площадки Администрации Президента, с коллегами в Правительстве этим занимается активно.

Сергей Владиленович, у нас нет таких сертификатов разве? По очень многим направлениям, по очень многим конкурсам подобного рода мы такую систему сертификатов и поддержки победителей используем.

Пожалуйста.

С.Кириенко: Владимир Владимирович, добрый день!

Действительно, у нас во многих проектах и открытых конкурсах предусмотрены сертификаты на обучение, в «Абилимпиксе» изначально этого не было. Это, в общем, ошибка, согласен. Берём на оперативную проработку и сделаем со следующего года, проработаем то, что ребята сейчас говорили.

Там более сложный вопрос – это условия для трудоустройства. По обучению мы совсем легко сделаем. Понятна технология, как это сделать. По трудоустройству для всех участников «Абилимпикса», наверное, будет сложно, но в ручном режиме сопроводить победителей точно можно. Мы соберём все наши крупные компании, и думаю, что с ними договоримся. Победители – это действительно просто золотые ребята, с уникальными компетенциями. Мы это решим.

В.Путин: Вы знаете, если люди приходят на конкурсы подобного рода, даже если они не побеждают, всё равно это люди, заряжённые на результат, заряжённые на то, чтобы вернуться к полноценной жизни, несмотря на свои проблемы со здоровьем.

Я Вас прошу вместе с коллегами из Правительства продумать более широкое участие представителей бизнеса, государственных компаний в сопровождении конкурсов подобного рода, и тогда они обратят внимание и на тех людей, которые не завоёвывают призовых мест. Я абсолютно в этом убеждён.

Нужно, чтобы пошире участие в подобных конкурсах принимали представители наших компаний – так, как это делается по некоторым другим конкурсам подобного рода. Подумайте над этим, пожалуйста. Конечно, каждого невозможно трудоустроить, это понятно, но стремиться к этому нужно.

С.Кириенко: Понял, Владимир Владимирович, сделаем.

С.Кравцов: Владимир Владимирович, позвольте дополнение?

Владимир Владимирович, мы в этом году уже первый шаг сделали, на портале «Работа в России» специальный раздел организовали для ребят, которые и участвовали, и стали победителями конкурса, как Вы сказали. Уже у нас порядка 300 резюме размещается, и действительно ребята, как они сегодня говорили, трудоустраиваются. Но обязательно сертификаты, о которых Вы говорили, реализуем. И в следующем году у нас будет десятый международный конкурс, Россия принимает «Абилимпикс», и мы тоже готовимся.

В.Путин: То, о чём сейчас было сказано… Ребята пришли, приняли участие в конкурсе, и даже если не победили – всё равно. Вы знаете, мне за них так обидно, я сейчас это слышу, мне реально за них обидно, потому что люди ведь не просто так посидели, они приняли участие в этом соревновании. И я уверен, что даже если они не достигли первого, второго или третьего места, они показали хорошие результаты. Так обидно, если их ожидания не оправдываются от участия в таких мероприятиях, в конкурсах подобного рода. Нужно просто повнимательнее посмотреть на всё, что там происходит, пошире привлекать бизнес, ладно?

Пожалуйста, Юрий Валерьевич Ларин.

Ю.Ларин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

На встрече с общественностью в Калининградской области в 2019 году Вы дали поручение обеспечить участие сборной России в международном чемпионате для людей с инвалидностью по кибатлетике Cybathlon 2020. Правительство и Минпромторг России поддержали, и 13–14 ноября этого года мы выступили достойно: второе место заняли в соревнованиях по электроколяскам, третье место в интерфейсе «мозг-компьютер», четвёртое место в категории «протезы рук», пятое место – «протезы ног» и «экзоскелет». Мы опередили производителей таких стран, как Япония, Германия, Швейцария, Южная Корея.

Эти результаты гораздо выше прошлого чемпионата, прошедшего в 2016 году. Хорошие результаты на этих прошедших соревнованиях мы смогли показать благодаря тому, что организация этих соревнований проходила заранее: построены специализированные трассы, были организованы тренировочные сборы. Особенно приятно побеждать на коляске отечественного производства, которая производится у нас, в России. И в то же время эти соревнования не оторваны от жизни, все этапы соревнований настоящие, и для меня имеет ценность каждый день. Когда меня пригласили стать пилотом-испытателем электрифицированных колясок повышенной проходимости, я нисколько не сомневался и с тех пор живу полной жизнью – участвую в соревнованиях, всевозможных выставках, езжу по городу, путешествую по миру. Живу полной жизнью, практически абсолютно ничем не отличающейся…

Прошу Вас дать поручение Минпромторгу России обеспечить подготовку к соревнованиям 2024 года.

Рядом со мной лидер проекта кибатлетики в России Андрей Давидюк. Прошу дать ему слово.

В.Путин: Пожалуйста, Андрей.

А.Давидюк: Владимир Владимирович, добрый день!

Уверен, в 2024 году наши команды смогут занять и первые места среди представителей 35 стран. Мы покажем высокий уровень отечественной инженерной школы.

Уже сейчас наши разработки не уступают лучшим зарубежным образцам. Предприятия – разработчики таких средств реабилитации подобно WorldSkills являются партнёрами нашего проекта, направляют сотрудников на повышение квалификации, развивают технологии. Включаются в наше движение, в наш проект и российские университеты.

С Правительством Москвы мы сейчас прорабатываем создание постоянно действующего центра кибатлетики на ВДНХ и развитие масштабов производства. И очень важно, что эти усилия делают вклад в [решение] одной очень простой, но важной задачи – сделать подобные современнейшие средства реабилитации доступными для наших сограждан – людей с инвалидностью.

Владимир Владимирович, прошу поддержать регулярную подготовку наших команд к чемпионату мира 2024 года.

Благодарю Вас.

В.Путин: Вы обратили внимание на то, что такая поддержка была организована и обеспечена к чемпионату, в котором Вы приняли участие. В текущем году, безусловно, всё будем делать для того, чтобы поддержать нашу сборную и на следующих соревнованиях, в цикле 2021–2024 годов. И, разумеется, нужно сделать всё – об этом говорил первый выступающий сегодня, – чтобы поддержать и наших производителей колясок.

Денис Валентинович, Вы слышали? Обращение было в адрес Вашего ведомства.

Д.Мантуров: Да, Владимир Владимирович.

Спасибо, во-первых, ребятам за то, что они приняли участие. Они действительно как пилоты-испытатели той продукции, которая разрабатывается и производится уже потом нашими компаниями. Роман Анатольевич сегодня выступал, он сам работает, создаёт и относится к категории людей с ограниченными возможностями. Поэтому, конечно же, будем поддерживать и готовить команду. Уверен, что и в 2024 году наши ребята достойно выступят на соревновании.

В.Путин: Вы сказали «конечно, будем поддерживать» – это неопределённо. У вас конкретно это заложено в план работы?

Д.Мантуров: Да, Владимир Владимирович. Это средства небольшие, в рамках конгрессно-выставочной деятельности у нас всегда предусмотрены резервы. Поэтому мы и в этом году сделали, и на следующий этап тоже обязательно обеспечим. Деньги предусмотрим.

В.Путин: Хорошо.

Юрий Валерьевич, слышали? Всё будет нормально, уверен, и хочу пожелать успехов нашей сборной. Спасибо Вам.

Пожалуйста, Набиев Рустам Ильгизович.

Р.Набиев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

Р.Набиев: Мне 28 лет, я из прекрасной «зелёной» Республики Башкортостан, город Уфа.

Для начала хочу Вас познакомить со своей семьёй. Это моя жена, Индира, две наши прекрасных дочери, Амина и София. Жизнь моя изменилась пять лет назад, когда произошла трагедия в 242-м учебном центре ВДВ, где обрушилась казарма. Тогда я потерял обе ноги. Возможно, Вы даже помните про эту трагедию.

В.Путин: Я помню.

Р.Набиев: Но после трагедии как-то не было времени для депрессии, жалости, недовольства, нужно было брать себя в руки и начать новую жизнь, что я и сделал. После госпиталя приехал, женился на девушке, которая дождалась меня из армии. В итоге родили двух дочерей. Занимаюсь спортом, прыгаю с парашютом, веду активный образ жизни, завёл блог в Instagram, где более 900 тысяч моих читателей, что является, кстати, основным моим заработком, источником дохода.

Полгода назад увлекся горным альпинизмом, и 12 сентября этого года я стал первым в истории человеком, который смог взойти на самую высшую точку нашей страны, на гору Эльбрус, на одних руках. Данный проект в скором времени должен войти в Книгу рекордов России. На следующий год поставил для себя новую цель, хочу сделать невозможное – стать первым в истории человеком в мире, который поднимется на высоту более восьми тысяч метров, а именно на гору Чо-Ойю, которая находится в Гималаях, высота 8201 метр. Если я это сделаю, я стану первым россиянином, который поднялся туда на одних руках, без ног, на такую высоту. Уверен, у меня это получится.

Было бы круто, если во время таких экспедиций, таких проектов нас сопровождала съёмочная группа, и в конце сделали какие-то фильмы, которые будут посвящены этому подъёму, и потом показывали по федеральным каналам. Я думаю, это внесёт огромный вклад не только для людей с инвалидностью, но и для здоровых, полноценных людей, которые, возможно, потеряли смысл в этой жизни. Я думаю, что это будет очень круто. Вы сами представьте: человек без ног лезет на такую высоту. Я думаю, это будет невероятный проект.

И занятия спортом, отдельные путешествия, экспедиции – это наилучшая форма реабилитации для людей с ограничением здоровья и это ещё одна возможность для их самореализации.

По этому поводу я хочу Вас попросить, Владимир Владимирович, поддержать разработку специальной программы по доступности спортивной и туристической инфраструктуры для людей с ограничениями здоровья.

Спасибо большое.

В.Путин: Вы знаете, в принципе это должно быть точно совершенно у нас включено в соответствующие программы по развитию туризма. Безбарьерная среда там как принцип организации работы присутствует, но мы ещё раз к этому вернёмся и посмотрим, что там происходит. Если там чего-то недостаёт, обязательно на это отреагируем, даже не сомневайтесь.

Я знаете что хотел спросить: вот Вы на восьмитысячник собрались залезать, а семья-то Вас отпускает туда? Я хочу супругу Вашу спросить.

И.Набиева: Да. Я отпустила первый раз на Эльбрус, решилась. Он доказал, что может невозможное, и я привыкла. Готова. Он всегда такой упёртый, всегда идёт вперёд, и я во всём стараюсь его поддерживать.

Р.Набиев: Она просто в меня верит, в этом секрет.

В.Путин: Что, нужно обязательно с парашютом прыгать?

Р.Набиев: Нет, но это одна из форм экстрима, таким образом я получаю удовольствие и ещё раз доказываю, что такие люди, как мы, они не с ограниченными возможностями.

В.Путин: Рустам, хватит уже, попрыгал, достаточно, что ты! (Смех.) Вон какие дочки, такие сладкие девчонки у тебя, займись лучше детьми. Эта такая, между прочим, не рядовая штуковина с парашютом прыгать, знаешь наверняка это.

Ладно, я ни в коем случае не хочу вас ограничивать в этом, это вы должны сами принимать эти решения.

Что касается съёмочной группы при восхождении, то мы это сделаем обязательно. Я переговорю с коллегами с федеральных каналов. Действительно, это очень достойная будет история, которая вызовет, безусловно, интерес у широкой публики на любом из федеральных каналов, это точно.

Я хочу пожелать Вам успехов.

Р.Набиев: Спасибо огромное.

В.Путин: Просто будьте аккуратным и осторожным.

Пожалуйста, Диана Гудаевна Гурцкая.

Д.Гурцкая: Уважаемый Владимир Владимирович, я сегодня очень волнуюсь, это от огромного уважения к Вам. Я очень благодарна Вам за поддержку и внимание к нашим проблемам и возможность выступить сегодня.

В 2017 году Общественная палата и Банк России запустили проект по повышению доступности финансовых услуг для людей с инвалидностью. Учитывая бум технологий, люди с сенсорными нарушениями не могли воспользоваться банкоматами, и даже для оплаты мобильного телефона им нужна была помощь. Были проблемы у россиян с нарушениями опорно-двигательного аппарата и другими ограничениями.

Но за эти годы удалось достичь многого. Большинство кредитных организаций теперь имеют адаптированные для инвалидов банковские приложения. Появилось специальное подразделение по обслуживанию лиц с инвалидностью. То есть сегодня можно сказать, что мы лидируем в мире по данной тематике.

По итогам текущего года 70 процентов инвалидов считают финансовые организации приспособленными для их обслуживания. Но есть ряд проблемных вопросов, по которым хотела бы, конечно, попросить Вашей поддержки.

Первое, конечно, это защита инвалидов от мошенников. И здесь есть очень интересные решения – услуга финансового защитника. Это может быть либо близкий человек, либо волонтёр, действующий в режиме ограниченного финансового опекунства. То есть распоряжаться деньгами человека с инвалидностью он не сможет, но высказать второе мнение или подтвердить нетипичную операцию он может вполне.

Ещё не менее важный вопрос – это, конечно, использование факсимиле в биометрических данных. Это для тех, кому сложно расписываться самостоятельно. Для многих это облегчит процесс взаимодействия с банками.

Владимир Владимирович, я бы хотела ещё сказать пару слов о том, насколько искусство важно в нашей жизни. Общественная палата весной запустила специальный проект «Подари искусство #онлайн», в рамках которого организовала серию концертов для детских домов, хосписов.

Вообще, после ратификации Конвенции ООН о правах инвалидов наша страна стала флагманом реализации культурных проектов для людей с инвалидностью. На всём постсоветском пространстве среди лиц с инвалидностью выросло и состоялось целое поколение артистов, художников, композиторов, педагогов, которые показывают выдающиеся достижения. Их не останавливает ни в творческой, ни в общественной работе ни пандемия, ни какие-либо ограничения. Они идут к своей мечте, даря людям счастье.

Владимир Владимирович, я бы хотела попросить Вашего согласия представить лучших из них для награждения государственными наградами. Я прошу за своих коллег. Безусловно, мы в Общественной палате и, конечно, с Министерством культуры подготовим соответствующий список.

Ещё раз огромное спасибо Вам за всё.

В.Путин: Спасибо.

Диана Гудаевна, то, что Общественная палата благодаря, конечно, Вашей активной позиции уделяет вопросам, которые Вы сейчас подняли, необходимое внимание, очень важно. Поэтому предложения, которые Вы сейчас сформулировали, касающиеся финансового защитника или финансового помощника, пожалуйста, оформите соответствующим образом и просто направьте в Правительство и к нам, в Администрацию, мы обязательно это проработаем.

Здесь, конечно, очень важно, чтобы была обеспечена безопасность подобных мероприятий, подобного использования инструментов, о которых Вы сказали, в том числе и факсимиле или помощников, финансовых защитников. Надо продумать вопросы, связанные с обеспечением безопасности. Без всякого сомнения, нужно этому уделить внимание.

Что касается банков. Мне очень приятно было услышать Вашу оценку того, как работают наши финансовые учреждения, что они предоставляют людям с ограничениями по здоровью современные и легко применяемые сервисы. Это очень важно, спасибо им большое. Я надеюсь, что практика, которую наши финансовые учреждения разрабатывают и применяют, может быть тиражирована и может применяться в других сферах деятельности.

По поводу награждения госнаградами. Не сомневайтесь, люди, которые этого заслуживают, конечно, получат эти награды. Я Вас прошу тоже представить соответствующие предложения в Администрацию Президента Российской Федерации. Кириенко Сергей Владиленович, Первый заместитель Руководителя Администрации, здесь с нами на связи, слышит.

Сергей Владиленович, возьмите, пожалуйста, у Дианы Гудаевны ее предложения, соответствующим образом оформите и доложите мне.

С.Кириенко: Все сделаем.

В.Путин: Пожалуйста, Станислав Александрович Иванов.

С.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Благодарим Вас за то, что сегодняшняя наша встреча ведется с сопровождением переводчиков русского жестового языка.

В период пандемии люди с нарушением слуха оказались отрезанными от многих государственных услуг и важной информации. Например, большинство «горячих линий», волонтерских центров, служб экстренных вызовов рассчитаны на голосовые звонки.

Выступления Президента, представителей Правительства, глав регионов по поводу предпринимаемых мер в связи с распространением коронавирусной инфекции оказались не в полной мере доступны для граждан с нарушением слуха. А это очень жизненная для нас информация. В большинстве европейских стран стало нормой сопровождать такие важные выступления переводом на жестовый язык, и в кадре рядом с руководителем государства обязательно стоит переводчик жестового языка.

Можно сказать, что ношение также масок ухудшило возможность для глухих и слабослышащих получать информацию. Ведь мы, глухие, большую часть речи считываем с артикуляции губ. Бывали случаи, когда госпитализированные глухие были фактически отрезаны в коммуникации с врачами уже в «красной зоне» больниц.

Было бы здорово, если Ваше важное выступление, совещание в прямом эфире сопровождали переводом на жестовый язык, а на телеканалах, в том числе и на «Россия 24», был бы хотя бы один регулярный выпуск новостей с [жестовым] переводом в сутки. Это было бы примером и для руководителей регионов страны.

Мы, Всероссийское общество глухих, с Общероссийским народным фронтом проводили также работу по организации перевода на жестовый язык на «Общественном телевидении России» (ОТР). Но это прямо недостаточно для восприятия всей информации.

Также просим поддержать поэтапное увеличение объема субтитрования передач общероссийских телевизионных каналов. Ведь на сегодняшний день с 2016 года объем, производимый в субтитрах, не увеличивается. Действительно, мы очень просим Вас эту меру поддержать.

Еще один важный вопрос – это увеличение объемов предоставления для глухих услуг по переводу русского жестового языка. Мы благодарны Минтруду за постоянную помощь, за поддержку в этом вопросе. Но тут вопрос носит межведомственный характер. Инвалиды по слуху очень просят Вас поддержать поэтапное увеличение объемов предоставленных услуг по переводу. Сейчас инвалиды по слуху получают в год не более 40 часов услуг по переводу. Это примерно два дня из 365 дней или шесть минут в день. Это, понятно, очень недостаточно, и мы просили бы Вас увеличить поэтапно эти объемы. Также необходимо предусмотреть увеличение общего количества часов на услугу по переводу русского жестового языка, выделяемых Фондом социального страхования.

Просил бы Вас поручить Минтруду России, Минфину России проработать этот вопрос и увеличить количество часов.

Я бы хотел коротко поговорить о еще более важной, системной задаче – это наше ближайшее и среднесрочное будущее. Как мы знаем, наша жизнь становится быстрее, сложнее, прогресс не стоит на месте. И для людей с нарушением слуха важны современные технологии, в первую очередь цифровые, высокотехнологичные устройства, нейроинтерфейсы, дистанционные образовательные технологии – то, что реально поможет нам полноценно интегрироваться в жизнь.

При этом есть в России такие интересные разработки для глухих, как, например, «Умный дом». Он состоит из множества различных датчиков, которые передают информацию глухому о том, что происходит: или звонок в дверь, или заплакал ребенок, или льется вода из-под крана. Обычному человеку быстрая реакция на такие звуки иногда может спасти жизнь. И это могло бы благодаря технологиям быть доступно и нам, глухим и слабослышащим. Есть программы, которые финансируются для нас, но эти госпрограммы не скоординированы. И в итоге мы нигде не доходим до полноценного решения.

Иногда разработчики создаютдля инвалидов по слуху новые устройства, которые не учитывают наши особенности и, главное, потребности. Поэтому нам важно самим стать инициаторами и заказчиками таких разработок, рассказать ученым, инженерам о своих потребностях. Тут есть нюансы: тестировать устройства в процессе [разработки] и получать именно те устройства, которые делают нашу жизнь комфортной.

Мы уверены: если собрать всех разработчиков, ученых, инженеров из разных направлений, можно создать продукты более современные, чем зарубежные. Для создания такой уникальной системы, объединяющей разработку, производство и целевую аудиторию, нужен объединяющий механизм.

Вы, Владимир Владимирович, несколько лет назад утвердили Стратегию научно-технологического развития, и там предусмотрели, как решать проблему координации. Это комплексные научно-технические программы полного инновационного цикла.

Просим Вас дать поручение разработать и реализовать такой общественный проект, комплексную научно-техническую программу полного инновационного цикла по созданию устройств и технологий для глухих и слабослышащих при участии, конечно же, президиума президентского Совета по науке и образованию.

А Всероссийское общество глухих готово стать квалифицированным заказчиком для такой комплексной программы, и мы точно справимся с этим. Для нас это не наука, не технологии, не бизнес, для нас это возможность достойно и полноценно жить.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Я так понял, первая часть Вашего вопроса – это вновь возникающие сложности, связанные с пандемией и с обслуживанием в учреждениях здравоохранения сегодня, так?

С.Иванов: Да, были такие случаи, очень много. В сфере здравоохранения, оказания медицинских услуг очень много проблем, связанных с коммуникацией с медицинским персоналом. Эти маски, которые сейчас повсеместно носят, тем более усугубляют наши коммуникативные отношения с медицинским персоналом и сотрудниками.

В.Путин: Я понял.

По первому вопросу просил бы выступить и прокомментировать то, что было сказано Станиславом Александровичем, Министра здравоохранения Михаила Альбертовича Мурашко.

А по второй части попрошу Мантурова Дениса Валентиновича изложить свои соображения по поводу разработки или создания программы по разработке соответствующих технических устройств, о которых Станислав Александрович сказал.

Пожалуйста.

М.Мурашко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

На сегодняшний день у нас действительно в стационарных учреждениях и на амбулаторном этапе используются средства защиты, которые действительно препятствуют визуальному контакту. Мы включим тогда в свои методические рекомендации, в приказ, который у нас регламентирует это, обязательное наличие средств – в этой ситуации самое простое будет, наверное, написать, но мы подумаем, какие-то еще, может быть, решения найдем – для улучшения коммуникации с пациентами с ограничениями по слуху.

В.Путин: Нужно это обязательно сделать, поскольку Станислав Александрович не придумал это. Это конкретная проблема, с которой люди сталкиваются, и нужно обязательно на это отреагировать – не на бумажке, а так, чтобы все эти решения были реализованы в жизни на практике.

М.Мурашко: Да. Завтра будет селектор, мы об этом обязательно проговорим со всеми руководителями здравоохранения.

И есть еще одно решение. Я посмотрю, есть специальные шлемы. Мы проработаем, может быть, для медицинского персонала, который будет работать, подумаем об интеграции этих шлемов. Я проработаю этот вопрос.

В.Путин: Хорошо, Михаил Альбертович.

Повторяю еще раз: важно только довести это до логического завершения, до внедрения в реальную практическую жизнь.

В.Путин: Денис Валентинович, по поводу плана по созданию соответствующих технических устройств.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, мы полностью поддерживаем, со Станиславом Александровичем взаимодействуем. Он как раз упомянул о разработке, которая сегодня внедряется уже в жизнь. Наше предприятие «Исток-Аудио» во Фрязино Московской области производит программу «Умный дом». И не только в России это внедряется, мы уже начали даже экспортировать, пока не в больших объемах.

Мы готовы сделать совместно – с Министерством образования и науки, Валерием Николаевичем Фальковым, Академией наук мы уже такую подготовительную работу начали. Конечно же, с участием [инвалидов], как Станислав Александрович обозначил, с их экспертным мнением и отработкой, потому что только они знают, как это на самом деле должно лучше функционировать. Поэтому обязательно это сделаем.

В.Путин: Хорошо.

Пожалуйста, Жулёв Юрий Александрович.

Ю.Жулёв: Уважаемый Владимир Владимирович, приветствую Вас!

С Вашего позволения хотел бы затронуть вопрос проведения медико-социальной экспертизы в условиях пандемии.

Буквально на днях прошел очередной Всероссийский конгресс пациентов, на котором мы отметили очень серьезные позитивные сдвиги в реализации системы медико-социальной экспертизы. И хочу отдельно Вас поблагодарить, потому что эти изменения произошли, благодаря Вашим личным поручениям. Я назову буквально несколько моментов.

Первый. Значительно расширен перечень заболеваний, при которых инвалидность устанавливается бессрочно уже фактически на первом освидетельствовании, а если это ребенок, то разово устанавливается до 18 лет.

И следующий, очень близкий для всех момент, для всех людей, которые сталкиваются с медико-социальной экспертизой. Вы знаете, Владимир Владимирович, мы перестали выполнять функции курьеров, потому что до недавнего времени пациенты вынуждены были сами носить бумаги между организациями здравоохранения и бюро медико-социальной экспертизы. У меня были случаи, когда пациенты рассказывали, что по 10 раз были вынуждены осуществлять такие движения между этими организациями. Сейчас документооборот осуществляется напрямую, без участия пациента, и мы считаем это огромным прорывом. А в следующем году ожидаем, что около 90 процентов документооборота будет осуществляться уже в электронном виде. Считаем это огромной победой. И мы идем по пути усовершенствования всей системы медико-социальной экспертизы, большей ее комфортности и доброжелательности.

Крайне важным моментом явилось очень своевременное решение Правительства Российской Федерации о принятии временного порядка о прохождении медико-социальной экспертизы в условиях пандемии. Сейчас фактически всё переведено на заочный, дистанционный формат, и мы видим по кратному снижению обращений, жалоб пациентов на работу медико-социальной экспертизы, что этот механизм действительно заработал.

Но есть определённое «но». Есть группа пациентов, это в первую очередь пациенты, которые впервые проходят медико-социальную экспертизу, или пациенты – люди с инвалидностью, которым нужно изменить индивидуальную программу реабилитации, абилитации инвалидов, они нуждаются в медицинском направлении.

В условиях, когда плановая медицинская помощь серьёзно ограничена, для них это становится серьёзным барьером к важной, очень важной государственной социальной поддержке. Мы же прекрасно понимаем, что статус «инвалид» – это не только пенсия или пособие, но это ещё и льготное лекарственное обеспечение, это технические средства реабилитации.

Наше предложение заключается в том, что если человеку, который идёт в первый раз [на медико-социальную экспертизу], необходимо установить факт инвалидности или изменить индивидуальную программу реабилитации и у него есть в истории болезни, в медицинской карточке определённая информация, то эта информация должна передаваться напрямую. Пациент не должен вызываться в медицинскую организацию, не должен проходить излишние исследования, анализы, консультации врачей в это время.

Были бы крайне благодарны, если бы для такого сложного периода был разработан механизм упрощённого оформления медицинского направления в облегчённом и максимально дистанционном формате.

Ещё вопрос, крайне важный вопрос, который волнует всех нас, – это вопрос комплексной реабилитации.

К сожалению, люди с инвалидностью – как взрослые, так и дети – сталкиваются у себя в регионах, там, где они проживают, с совершенно разными подходами в объёме, в доступности центров реабилитации, в вопросах периодичности оказания таких услуг. К сожалению, происходят перебои с информированием, то есть зачастую люди с инвалидностью даже не знают о возможности и доступности прохождения комплексной реабилитации. Всё это связано с тем, что, к сожалению, очень сильно отличается региональная практика и политика. Этого не должно быть, потому что у нас единые права и должны быть единые возможности в доступе к столь важным услугам.

Мы видим, что законодательное закрепление вопроса реабилитации и абилитации носит пока общий характер: показаны некоторые векторы развития, но детального механизма реализации реабилитации и абилитации, к сожалению, не прописано в федеральном законодательстве.

Хочу сказать, что реабилитация играет большую роль в федеральной программе, которая инициирована по Вашему поручению – я говорю о федеральной программе «Доступная среда» до 2025 года. И здесь крайне важно прописать в законодательстве очень чёткий механизм осуществления этих услуг, причём как на федеральном, так и региональном уровне.

Это очень важный момент, потому что мы понимаем, что комплексная реабилитация, абилитация – это межведомственный вопрос, поэтому нужно законодательно закрепить ответственность всех участников этого процесса. Мы были бы крайне признательны, потому что такой законопроект обсуждается уже давно среди обществ инвалидов, экспертов. Мы понимаем, что необходимо внести поправки и в ряд отраслевых нормативных документов, чтобы увязать в единое целое эту систему.

И в заключение хотел бы проинформировать Вас, что Всероссийский союз пациентов осуществляет очень плотное взаимодействие по всем вышеуказанным вопросам с Комиссией при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов, с Общественной палатой и с Общероссийским народным фронтом, потому что считаем, что только объединение экспертных усилий, общественных усилий возможно для того, чтобы исправить ситуацию и продвигаться вперёд.

Благодарю Вас.

В.Путин: Спасибо.

Юрий Александрович, мне очень приятно было услышать, что наши усилия в рамках программы «Электронное правительство» приносят определённые результаты, цифровизация деятельности. Наши планы по тому, чтобы органы власти обменивались сами между собой имеющейся у них информацией, занесение в соответствующие базы данных этой информации – это избавляет людей от излишней беготни по коридорам за справками различными и так далее. Это очень позитивный момент. Мне не просто приятно – это говорит о том, что наши усилия даром не проходят, мы на правильном пути.

Но, когда мы реализуем все эти планы, конечно, там появляются детали, на которые нужно обратить особое внимание, сейчас Вы об этом сказали.

Я по поводу этих направлений сейчас попросил бы высказаться и Антона Олеговича, и Михаила Альбертовича, а потом и по второй части, по механизму. Наверное, можно сразу и по второй части Вашего вопроса – механизм реабилитации и соответствующее его оформление в нормативной базе в соответствующем законе.

Пожалуйста, Котяков Антон Олегович, давайте с Вас начнём.

А.Котяков: Да, Владимир Владимирович.

Что касается работы медико-социальной экспертизы на сегодняшний день, отмечу, что мы сейчас закончили полную оцифровку перечня документов оснований, которые нам необходимо получать для проведения заочной медико-социальной экспертизы по инвалидам с учреждениями здравоохранения. То есть до конца 2021 года мы полностью выйдем в цифровой документооборот, что нам в значительной степени позволит упросить процедуру получения освидетельствования инвалидов.

О чём на сегодняшний день говорил Юрий Александрович? О том, что по тем инвалидам, по которым у нас уже есть вся имеющаяся информация от медицинских учреждений, система работает, но в силу дополнительной нагрузки, которая сейчас связана с пандемическими ограничениями и легла на плечи системы здравоохранения, зачастую возникают сложности у инвалидов для получения первичных медицинских освидетельствований в самих учреждениях здравоохранения. То есть существуют ограничения для доступа к определённым врачам, специалистам, ограничено время доступа, и это вызывает определённые сложности у инвалидов не то чтобы по сбору справок, а именно по прохождению самих медицинских процедур.

Я надеюсь, Михаил Альбертович каким-то образом дополнительно прокомментирует, – может быть, дополнительные часы установить для инвалидов в этой сфере. Но всё, что касается именно работы с готовым пакетом документов, здесь у нас сложностей не возникает.

Второй вопрос, о котором говорил Юрий Александрович, – это вопрос по комплексной реабилитации и абилитации. Действительно, на сегодняшний день у нас на федеральном уровне не разработан стандарт видов реабилитации и абилитации для инвалидов и для того, чтобы в субъектах сделать полноценную, равнозначную систему реабилитации для всех инвалидов, обладающих одинаковыми ограничениями. Нам необходимо будет, Владимир Владимирович, проработать этот вопрос и, наверное, выйти с инициативой – Министерству труда совместно с Минздравом разработать стандарт видов реабилитации и абилитации, для того чтобы субъекты Российской Федерации имели чёткий ориентир по наполнению тех работ и услуг, которые необходимо получать инвалидам как раз в период реабилитации и абилитации.

В.Путин: Насколько я понял Юрия Александровича, в первой части его вопроса речь идёт о получении так называемых направлений. И если я его правильно понял, сейчас мы его спросим ещё раз, он предлагает автоматом имеющуюся уже информацию в соответствующих медицинских документах использовать для того, чтобы избежать излишнего, как он считает, шага, связанного с направлением. Ведь для этого дополнительные часы приёма для инвалидов не нужны.

Я правильно Вас понял, Юрий Александрович?

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, Вы совершенно правильно восприняли моё предложение. Если сложный перелом у человека, есть уже в базе рентгеновские снимки, зачем нам дополнительные анализы какие-либо или обследования, или заключения, когда можно напрямую эти данные передать в бюро и осуществить необходимую медико-социальную экспертизу? Поэтому это крайне важный момент, согласен с Вами.

Спасибо огромное.

В.Путин: В документах это, Вы сказали, отражено.

Т.Голикова: Владимир Владимирович, разрешите?

В.Путин: Да.

Т.Голикова: Просто Антон Олегович у нас скромничает, пока мы не согласовали окончательный порядок. У нас действительно сейчас прорабатывается вопрос о внесении изменений во временные методические рекомендации, которые связаны с установлением первичной инвалидности на основе медицинских заключений. Это очень тонкая тема. Я думаю, что Антон Олегович просто не сказал до тех пор, пока мы не приняли решение. Но у нас такая задача есть, и мы надеялись её до конца года доработать.

В.Путин: Хорошо.

Тогда Михаилу Альбертовичу можно и воздержаться от комментариев, которые я просил его сделать, Татьяна Алексеевна всё сказала.

Спасибо.

Пожалуйста, Колесников Владислав Владимирович.

В.Колесников: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я Вас поприветствовал на русском жестовом языке, который является для меня родным, потому что я слабослышащий. У меня глухие родители, и я с детства общаюсь на этом языке.

Я являюсь куратором программы доступности Государственного Исторического музея, который на протяжении уже многих лет занимается развитием доступности среды в объектах музейного комплекса.

Сейчас мы находимся в зале Исторического музея. Несмотря на то что музей закрыт для посетителей в связи с пандемией, в ноябре этого года на экспозиции Исторического музея благодаря поддержке Фонда президентских грантов Национальной лабораторией «Археолаб» совместно с сотрудниками Исторического музея созданы тактильные модели, которые размещены на экспозиции.

Тактильная модель расположена на стойке, которая доступна посетителям, передвигающимся на инвалидных колясках. Она оснащена тифлокомментарием, который может послушать незрячий посетитель, чтобы во время тактильного осмотра образ экспоната был наиболее полный.

Также стойки оснащены переводом текстов на русский жестовый язык для глухих и слабослышащих посетителей. Позвольте Вам продемонстрировать перевод на русский жестовый язык [информации со] стоек, которые в музее для глухих посетителей.

Исторический музей стал первым музеем в России, который разместил тактильные модели на экспозиции, не выделяя в отдельное пространство. Это значит, что люди с инвалидностью и без могут быть вместе. Именно так мы представляем инклюзию, к которой стремимся.

В сентябре этого года в филиале Исторического музея в Туле была открыта первая в регионе тактильная экспозиция шедевров Исторического музея. Мы хотим работать над этим дальше, мы, безусловно, это продолжим, но нам необходима поддержка государства. Мы хотели бы предложить рассмотреть создание госзаказа учреждениям культуры на реализацию инклюзивных программ, а также выработать единый подход по льготному посещению людьми с инвалидностью учреждений культуры и участию в инклюзивных программах.

Владимир Владимирович, в январе следующего года на территории Покровского собора на Красной площади будет установлена бронзовая тактильная модель собора. Это станет возможным благодаря программе «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт». Тактильная модель, безусловно, будет интересна не только незрячим посетителям, которые увидят собор, но всем остальным посетителям, потому что это будет интересный объект на Красной площади. И мы надеемся, что у Вас получится посетить открытие этого проекта.

У меня всё. Спасибо.

В.Путин: Хорошо.

Владислав Владимирович, Вы просто оформите, пожалуйста, или от имени Вашего учреждения, или от имени ОНФ, в работе которого Вы принимаете активное участие, оформите Ваши предложения, чтобы нам было понятно, что конкретно дополнительно нужно, чтобы поддержать то направление работы, которое Вы представляете, занимаетесь.

Это, безусловно, важнейшее направление, мы об этом сегодня многократно уже говорили и всегда будем говорить, потому что это тоже – в известной степени, в прямом смысле – безбарьерная среда для людей, которые приходят в учреждения культуры, в данном случае в музей. Очень хорошо, что у Вас там целый сектор. Вы заведующий сектором формирования доступности и реализации инклюзивных программ Государственного Исторического музея. Целый сектор создан. Надеюсь, что и в других учреждениях культуры подобные направления тоже ярко представлены.

Оформите, пожалуйста, Ваши предложения, обязательно отреагируем.

Спасибо.

Пожалуйста, Кирилл Геннадьевич Саленков.

К.Саленков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я работаю художником по костюмам, в этом году вышел в финал чемпионата ArtMasters. Для меня очень радостно, что для инвалидов в России появилась такая возможность – наравне со всеми участниками соревноваться и достигать хороших творческих результатов. На мой взгляд, хотелось бы продолжить эту инициативу, дать возможность инвалидам участвовать в таких конкурсах, как «Российская креативная неделя» и «Россия – страна возможностей». Мне кажется, что подобные инклюзивные треки благоприятно бы сказывались на творческой реализации инвалидов.

И ещё о чём хотел сказать, тема не менее важная: хотелось бы попросить поддержки творческих вузов, а именно организации стажировок для людей с ограниченными возможностями по окончании вуза, чтобы у них была дальнейшая возможность развития и трудоустройства.

Спасибо.

В.Путин: Организация стажировок именно в вузах, Вы имеете в виду, или в ходе обучения?

К.Саленков: Я имею в виду театры, киностудии – рекомендации от вузов для людей с ограниченными возможностями.

В.Путин: А этого не делается сейчас?

К.Саленков: Этого сейчас не делается.

В.Путин: Хорошо. Я пометил, обязательно отреагируем на это.

Я попрошу коллег в Правительстве, Министерство культуры, Министерство высшего образования на это отреагировать. Сергей Владиленович, пометьте, пожалуйста, как поручение оформить это.

С.Кириенко: Да, Владимир Владимирович, всё сделаем.

Но, Владимир Владимирович, по участию в конкурсах у нас уже предусмотрена возможность. Тот конкурс, в котором сам Кирилл Геннадьевич победил, ArtMasters, – это как раз проект «Россия – страна возможностей» и «креативных недель». Там у нас участвуют люди с ограниченными возможностями по здоровью, и во всех проектах «Креативной недели» мы это обязательно предусмотрим.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Смолин Олег Николаевич.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

На конституционной группе я просил провести эту встречу, потому что мы в России, и при участии Президента многие вопросы решаются быстрее. Спасибо, что Вы дали согласие, и встреча состоялась.

А тема моя – образование и занятость. Владимир Владимирович, мы просим поддержать идею, согласно которой люди, которые получили инвалидность после окончания вуза или колледжа и не могут работать по специальности, получили бы право на второе профессиональное образование за счёт бюджетных средств.

Министерства профильные не возражают. Кстати, пользуясь случаем, хочу отметить, что Минпросвещения и Рособрнадзор очень немало сделали для того, чтобы у нас были созданы условия [для сдачи] ЕГЭ для инвалидов, а Министерство науки – для приёма в вузы абитуриентов с инвалидностью. Законопроект подготовлен, просим дать поручение либо его поддержать, либо внести аналогичный от имени Правительства Российской Федерации.

И ещё, Владимир Владимирович, мы обсуждали с Сергеем Владиленовичем, а с Сергеем Сергеевичем просто ведём активно эту работу: недавно Министерство просвещения провело мониторинг, и оказалось, что только около половины наших детей с инвалидностью, школьников, обеспечены специальными учебниками. Повторяю: мы активно этим занимаемся, но, если бы было поручение Правительству совместно с регионами вопрос проработать, наверное, вопрос решался бы быстрее.

Теперь о занятости.

Мы знаем, что очень многие инвалиды хотят и могут работать. Я вспомнил, что в советский период Общество слепых и Общество глухих были спонсорами государства и перечисляли в бюджет безвозмездно десятки миллионов тех рублей. Сейчас это были бы миллиарды.

Однако с 2016 года, по данным Росстата, количество работающих инвалидов сократилось примерно на 900 тысяч. По данным Пенсионного фонда, сейчас работает примерно 28 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Согласно программе «Доступная среда» должно быть 40 процентов в этом году и 51 процент в 2025 году.

В своё время, Владимир Владимирович, Вы произнесли фразу, которую мы все запомнили: бюджет России не должен формироваться за счёт инвалидов.

Государство сейчас компенсирует общероссийским организациям инвалидов страховые взносы, но другие налоги, в том числе налог на добавленную стоимость, не компенсирует никто. Поэтому количество работников, например, на предприятиях Общества слепых сократилось по сравнению с советским временем примерно в семь раз, в других организациях и того больше.

Мы поддерживаем подготовленный Минтрудом законопроект о квотировании рабочих мест, но просим поручить Правительству ещё раз проработать этот вопрос с общероссийскими организациями инвалидов, усилить гарантии, в частности, особенно подержать предприятия, массово использующие труд инвалидов.

Владимир Владимирович, не могу не поддержать вне плана Михаила Борисовича Терентьева. Что происходит сейчас? У многих инвалидов первой и второй группы пенсия значительно больше заработной платы. И когда, если ты работаешь, теряешь 30 процентов этой пенсии, это мощный стимул уходить с работы или «ловчить» – то оформиться, то, наоборот, увольняться. Получается, что, если посчитать суммарно, три фонда – пенсионный, медицинского страхования и, соответственно, социального страхования – и бюджеты регионов в виде налогов теряют больше, чем экономит Пенсионный фонд. Мы просим дать поручение ещё раз проработать этот вопрос.

Уважаемый Владимир Владимирович, я благодарю за то, что Вы услышали наши предложения и внесли поправку в Конституцию. Теперь инвалиды России присутствуют в Основном законе. Надеюсь, это пойдёт на пользу стране и инвалидам.

Я в Государственной Думе представляю Омский регион, где Вы сравнительно недавно были на российско-казахстанском форуме. Руководители региона просили передать Вам лучшие пожелания и благодарность.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Татьяна Алексеевна, сейчас комментировать не нужно ничего, я прошу Вас продумать вопросы, связанные с работающими инвалидами, и финансовую составляющую. Для людей с ограничениями по здоровью, конечно, вполне обоснованно надо делать определённые исключения. Надо продумать это.

У нас 12 миллионов инвалидов, сколько из них работающих и сколько подпадающих под эту категорию, о которой сейчас только было сказано Олегом Николаевичем?

О.Смолин: Работающих полтора миллиона.

В.Путин: А сколько подпадающих?

Т.Голикова: Владимир Владимирович, 3,4 миллиона инвалидов сегодня находятся в трудоспособном возрасте. За девять месяцев работает из них 27,5 процента, где-то 900 с чем-то тысяч человек. Но речь идёт и о тех, кто находится уже в нетрудоспособном возрасте.

Для справки скажу, что объём расходов на 2021 год – это 29 миллиардов рублей, на 2022-й – 36 миллиардов рублей, которые нужно выплатить, чтобы решить ту проблему, о которой сейчас сказали коллеги. Я не буду скрывать, мы её неоднократно рассматривали в Правительстве Российской Федерации. Понятно, что есть определённые финансовые ограничения у Минфина. Дадите поручение, ещё раз этот вопрос проработаем.

В.Путин: Да, надо вернуться к этому, потому что это, честно говоря, не такие уж и большие деньги для бюджета по большому счёту. Но надо включать людей в трудовую деятельность. Здесь нарастающим итогом больше будет позитива, чем расходов федерального бюджета. Надо подумать над этим. Пожалуйста, сформулируйте ещё раз это предложение.

Что касается НДС – это, конечно, отдельная тема. У нас определённые льготы уже введены, по-моему, они касаются налогов на прибыль в рамках одного процента от выручки, по-моему. Но по НДС нет, конечно, таких льгот. И Минфин к этому относится очень аккуратно, для того чтобы не разрушить вообще эту налоговую систему. Но я услышал, что Вы сказали, и понимаю остроту этого вопроса. Подумаем ещё раз.

Что касается второго образования за счёт бюджета: думаю, что это вполне обоснованно. У нас есть определённые исключения для некоторых категорий граждан и некоторых отраслей. Но для людей с ограничениями по здоровью, когда мы говорим о том, что необходимо включать их в трудовую деятельность, вполне, мне кажется, обоснованным было бы разрешить людям получать второе образование за счёт бюджета.

Это тоже прошу, Татьяна Алексеева, оформить в качестве предложения и проработать в Правительстве, хорошо?

Т.Голикова: Хорошо.

В.Путин: Спасибо.

Пономаренко Роман Геннадьевич, пожалуйста.

Р.Пономаренко: Владимир Владимирович, здравствуйте!

До подготовки чуть переживал, а сейчас Вас увидел – как-то уже волнение ушло.

Я человек с ограниченными возможностями здоровья – во всяком случае, так нас называют. Травма случилась со мной в 11 лет, и с тех пор я передвигаюсь на инвалидной коляске.

Но за период ограничений получилось и на госслужбе поработать, и предпринимательством позаниматься, стать руководителем успешного НКО. Сейчас я работаю в «Стратегии развития Нижегородской области», а буквально в сентябре был избран депутатом городской Думы, и в принципе ограничения мне не мешают работать с избирателями.

Один из проектов, которым я особенно горжусь, – это проект «Территория ритма». Это международный инклюзивный форум, куда приезжают люди как с инвалидностью, так и без инвалидности, и мы их мечты и цели превращаем в социальные предпринимательские проекты. За четыре года своего существования проект «Территория ритма» стал международным, в нём поучаствовало более 40 регионов России. И это действительно проект по реализации социальных предпринимательских инициатив. У меня есть большая мечта этот проект тиражировать, потому что из него выходят настоящие «предприниматели своей жизни», которые идут в НКО, в бизнес, политику и там могут создавать зону развития.

Реализуя свои проекты, мы столкнулись с одной проблемой: мы не можем найти замотивированных и активных людей с инвалидностью. Сегодня говорили про цифры: 10 процентов людей с инвалидностью в нашей стране, 8–10 процентов, но именно замотивированных сложно найти.

У меня есть два предложения, как эту ситуацию исправить.

Первое предложение. Конечно же, мы все говорим о доступной среде, в принципе много денег вкладывается в неё, и за последнее время действительно ситуация стала меняться, но тем не менее собственники объектов не очень охотно создают эту доступную среду, а административные механизмы не сильно на них влияют, поэтому надо их каким-то образом поощрять. Я предлагаю создать систему рейтингования и знака доступности для объектов, чтобы мотивировать их к этому.

Что это даст? Во-первых, такие люди, как я, с инвалидностью, могут видеть, какой объект доступный, какой недоступный, и, соответственно, выстраивать маршрут передвижения. У меня была такая ситуация: я на один курорт пять лет назад поехал, сам ехал за рулём, проехал 1600 километров, приехал на пляж, а он недоступный. Я до этого даже и не знал, потому что никто мне не мог сказать об этом. Соответственно, я сам буду поощрять рублём, когда буду туда приходить, собственников этих объектов, а для собственников объектов будет также мотивация создавать эту доступную среду, потому что рейтинг их будет повышаться в этом направлении. Реализовать это с помощью Общественной палаты, наших IT-компаний, переложить это на интерактивную карту, которую может каждый из людей с инвалидностью увидеть.

И второе моё предложение, чтобы появлялось как можно больше активных людей с инвалидностью, – создать [программу] раннего выявления и социализации людей с инвалидностью. У нас сейчас есть индивидуальная программа реабилитации и абилитации, о которой сегодня говорили, но она носит заявительный характер. То есть человек приходит, заявляет, что он хочет в ней участвовать, и тогда с ним начинают работать. Эта программа больше направлена на техническую реабилитацию, чем психологическую. А когда у человека появляется травма, с ним необходимо работать сразу же, чтобы не потерять его, вовлекать в общественную жизнь, показывать разные пространства развития. И если мы такую программу создадим, то, я считаю, активных людей с инвалидностью будет появляться намного больше.

На моём примере можно тоже это проследить, потому что я сейчас активный, и как раз в этой активности мне помогали и родители, и мои близкие друзья, вовлекая меня. Если такую программу создать, то, я считаю, она будет очень эффективна.

Очень рад, что сегодня участвую с Вами в этой дискуссии. Я особенно рад, потому что, во-первых, я с Вами общаюсь, а во-вторых, у моей дочки сегодня День рождения. Я немножко опоздаю на этот День рождения, но она мне сказала: пап, если Президент меня поздравит, то она не сильно будет ругаться. Поэтому, Владимир Владимирович, выручайте. Дочку зовут Аня.

В.Путин: Аня? Сколько ей лет исполнилось?

Р.Пономаренко: Тринадцать.

В.Путин: Анечка, и я, и все мои коллеги из Правительства, все участники сегодняшнего нашего широкого мероприятия – все поздравляют тебя с Днём рождения. На папу не сердись, он занимается серьёзным делом, но обязательно тепло сегодня тебя поздравит – так же, как мы, но и ещё теплее, поскольку он твой папа и очень тебя любит.

Р.Пономаренко: Спасибо большое.

В.Путин: Роман Геннадьевич, у меня всё-таки вопрос по программе реабилитации, абилитации. Вы её как видите, эту программу? На каком уровне, Вы полагаете, и где она должна быть принята, для того чтобы нормальным образом, эффективно работала?

Р.Пономаренко: Я предлагаю её отпилотировать на нашей, Нижегородской области. Я работаю в проектном офисе «Доступная среда. Стратегии развития Нижегородской области», и мы такими проектами занимаемся, ведём, поэтому это комплексная программа. У нас уже есть много механизмов, которые просто надо подключить. Есть НКО, которые так или иначе работают в этом направлении, есть государственные органы. Просто этот механизм надо сложить в единое целое и запустить его, то есть должно быть некое проектное решение. И самое главное здесь: важно выявлять человека даже не когда он получает инвалидность, потому что эта инвалидность может через некоторое время пройти, а когда он получает травму, или когда появляется ребёнок с инвалидностью, и тогда начинается работа либо с его родителями, либо с самим человеком.

У меня был такой случай, когда меня пригласили к одному молодому человеку, мама попросила – всего шесть месяцев прошло с того момента, как он травму получил, разбился на автомобиле. До этого он был активным красивым парнем, а сейчас сидит сгорбленный, озлобленный на жизнь и на родителей, и всего шесть месяцев прошло. У него есть коляска, у него есть какие-то средства реабилитации, но с ним никто индивидуально не работал. И получилось! Сейчас он и машину водит. Я пришёл к ним, пообщался, на своём примере показал, и сейчас он активный. Но таких людей очень много, и с ними надо начинать работать с самого начала. Тогда они действительно становятся активными: и зарабатывать начинают, и путешествовать, и приносить прибыль в экономику в том числе, в страну нашу.

В.Путин: Хорошо.

Роман Геннадьевич, я недавно встречался с губернатором Нижегородской области, у него много хороших идей по развитию региона, он довольно активный человек и работает эффективно. Но до этого вопроса мы, конечно, не добрались, не обсуждали. Он нас наверняка услышит, я попрошу его такой «пилот» сделать, а потом посмотрим, как его можно будет тиражировать на другие субъекты Российской Федерации.

Сама по себе идея абсолютно правильная, я с Вами полностью согласен, чтобы люди не замыкались в себе, не сидели бы в четырёх стенах. Несмотря на тяжёлую жизненную ситуацию, которая складывается у таких людей, о которых Вы сейчас сказали, конечно, это не только физическая, это большая психологическая травма, и нужно помочь человеку преодолеть сложности, и нужно делать это профессионально, настойчиво, целенаправленно. Я с Вами полностью согласен.

Давайте сделайте такой проект у себя, я с вашим губернатором тоже погорю, наверняка он поддержит, я не сомневаюсь. Потом посмотрим, как это можно тиражировать дальше.

По поводу рейтингования объектов. Абсолютно правильная идея, полностью согласен. Вы привели хороший пример, когда ехали-ехали сотни километров, приехали, а воспользоваться этим пляжем не смогли. Да и это, безусловно, поможет развитию нашей безбарьерной среды, будет повышать значимость объектов, о которых Вы сказали.

Почему гостиницы имеют три, четыре, пять звёзд или рестораны – здесь тоже можно рейтинговать и присваивать соответствующие звёзды или что угодно. Это всё нужно только продумать. Люди должны знать, где и на что они могут рассчитывать, абсолютно согласен. Это нужно просто, мне кажется, включить в нашу программу безбарьерной среды.

Татьяна Алексеевна, пометьте, пожалуйста, для себя это, если этого у нас нет, сделайте.

Т.Голикова: У нас есть только добровольная [система рейтингования], Владимир Владимирович, её можно развить. Обязательной нет, обязательная запрещена, это имеет место.

В.Путин: Вы знаете, запрещена-то запрещена, но если это мы будем продвигать, то тогда соответствующие предприятия и учреждения сами будут заинтересованы в том, чтобы включиться в эту программу, потому что это будет повышать и количество посещений на объектах, создавать условия для расширения бизнеса в некоторых случаях. Поэтому если будем двигать на государственном уровне, на федеральном и на региональном, на муниципальном, то тогда это будет развиваться, будет двигаться сто процентов, я в этом не сомневаюсь. Идея сама по себе мне очень нравится, правильная идея.

Конкретный пример: ехал-ехал человек за тридевять земель, приехал – здрасьте, а воспользоваться не может тем, ради чего он туда тащился сотни километров. Поэтому это серьёзная вещь. Давайте займёмся этим, на государственном уровне займёмся.

Даже если это в обязаловку мы не можем включить, мы найдём с вами способы реализации подходов подобного рода. Главное, чтобы они людям помогали. А этот будет помогать, совершенно очевидно.

Пожалуйста, у нас ещё несколько человек здесь. У меня в списке есть и Бурлаков Сергей Владимирович, Павленко Дмитрий Сергеевич, Шматов Павел Алексеевич, Иноземцева Екатерина Михайловна.

Пожалуйста, кто хотел бы что-то сказать из того, что ещё не прозвучало? Прошу Вас.

С.Бурлаков: Владимир Владимирович, Ростовская область, Бурлаков Сергей.

В.Путин: Привет, Сергей!

С.Бурлаков: Владимир Владимирович, разрешите с моими друзьями-каратеками [каратистами] поприветствовать Вас.

Владимир Владимирович, в начале этого года в Общественной палате на одном из совещаний было принято решение о создании Всероссийской федерации паракарате. Почему оно было принято? Потому что в России есть чемпионы мира, призёры мира, чемпионы Европы, призёры Европы, чемпионы России, призёры России, а федерации не было, и ребята не получали заслуженно своих званий мастеров спорта.

И хотелось бы поделиться радостью: несколько дней назад Минюст Российской Федерации создал, утвердил, подписал указ о том, что Всероссийская федерация паракарате создана. Я надеюсь, что в следующем году она будет в реестре как непаралимпийский вид спорта.

Но я не об этом хотел поговорить, хотел сегодня сделать предложение. Вы не понаслышке знаете, что такое тренировки и как важны после тренировки отдых, реабилитация. Особенно это касается детей, имеющих инвалидность. У нас отдых или реабилитация заключаются только в санаторно-курортном лечении. Кому-то она не нужна, а дети должны получать полноценный отдых. Я знаю только несколько федеральных детский центров типа «Артека», «Орлёнка», «Океана» – смены, где они, грубо говоря, на свой страх и риск делали инклюзивные смены, где были ребята – и дети-инвалиды, и неинвалиды.

Моё предложение такое: чтобы каждый федеральный детский центр был оборудован и дооснащён так, чтобы дети с инвалидностью вместе могли проводить отдых, тем более это будет действительно стопроцентная инклюзия, и, самое главное, дети, особенно спортсмены, могли показывать свою любовь к здоровому образу жизни через спорт: кого-то – я говорю за карате – учить некоторым приёмам карате, кого-то – другим видам спорта. И в конце смены, я уверен, каждый ребёнок поймёт, что в этой жизни нет ничего невозможного.

Спасибо.

В.Путин: Сергей Владимирович, предложение правильное, я обязательно проговорю это с коллегами из Правительства. Нас некоторые наши коллеги сейчас слышат. Абсолютно правильное предложение, но мне кажется, что инклюзивные смены, Вы уже упомянули об этом, в крупных федеральных центрах организуются. Нужно это, конечно, внедрять шире, в том числе и на региональном уровне. Обязательно это проработаем с коллегами в регионах и будем расширять эту практику на федеральном уровне, в наших ведущих детских центрах. Обязательно будем это делать.

Спасибо.

С.Бурлаков: Владимир Владимирович, и предложение было по обучению. Есть некая такая, знаете, то ли обида, то ли не обида, но по закону гражданин Российской Федерации имеет право на одно бесплатное высшее образование. А когда с человеком что-то произошло и ему нужно переобучиться, тогда получается, что ему нужно за себя платить. Хотелось бы, чтобы было «прим.» [примечание], изменение в законе – что человек, получивший инвалидность, имеющий какое-то высшее образование, но не имеющий возможности работать по специальности, имел возможность переобучиться.

Спасибо.

В.Путин: Сергей Владимирович, мы уже говорили об этом, один из участников нашей сегодняшней встречи поднимал этот вопрос. Я полностью это поддерживаю. Повторяю ещё раз: это небольшие деньги для бюджета, на это нужно пойти в силу чрезвычайной ситуации, с которой сталкиваются люди, которые или приобрели травму, или инвалиды по детству. Всё равно этих людей надо поддержать. Чего греха таить: не всем удаётся сразу получить образование, которое становится судьбой, а для человека с ограниченными возможностями по здоровью это может быть – не может быть, а точно – вдвойне, втройне сложнее, чем для всех других граждан. Поэтому, безусловно, нужно принять это решение.

Дмитрий Сергеевич Павленко, пожалуйста.

Д.Павленко: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Я являюсь психологом-реабилитологом, более 15 лет работаю с инвалидами, веду различные социальные проекты, такие как реабилитационный марш-пробег инвалидов и участников военных действий в Бородино, развиваю дайвинг для людей с инвалидностью. Сейчас делаю морскую дайвинг-экспедицию для людей с инвалидностью.

Большинство людей, участвующих в моих проектах, – люди с небольшим доходом: это инвалиды, семьи с детьми-инвалидами, малообеспеченные. Эта категория граждан особо нуждается в материальной поддержке, ведь когда решён материальный вопрос, у людей раскрывается дополнительный ресурс для решения других задач – развития и личностного роста.

Мы сотрудничаем с Фондом продовольствия «Русь», который обеспечивает продовольствием своих подопечных, и не только [с ним].

На сегодня сложилась такая ситуация, что компаниям выгоднее утилизировать свою продукцию, нежели направлять её на благотворительность. К Вам уже обращались с этим вопросом в марте, и здесь я хочу сказать Вам большое спасибо. На сегодняшний день проделана большая работа, а именно: разработана система компенсаций по налогу на прибыль для компаний, которые жертвуют свою продукцию в размере одного процента от выручки для производственных нужд, и разработан реестр НКО, в отношении которых эта норма будет работать. Но механизм до конца не заработал, так как на сегодняшний день не решён вопрос по НДС в отношении этих товаров, которыми компания жертвует. В итоге на сегодняшний день компании намного выгоднее утилизировать свою продукцию, нежели заплатить 20 процентов НДС и направить её на благотворительность.

Очень важно отметить, что бюджет не пострадает, так как компании всё равно не платят этот налог, предпочитая утилизацию.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас найти возможность рассмотреть данный вопрос по НДС, внести поправки в Налоговый кодекс в статьи 170, 171 по входящему НДС, что даст стимул компаниям более активно участвовать в благотворительности.

Спасибо за внимание к моему вопросу.

В.Путин: Дмитрий Сергеевич, Вы уже упомянули о той льготе, которая введена, – один процент от выручки, на этот объём льгота распространяется. Если есть сложности с реализацией этой нормы, связанной с исчислением НДС, мы посмотрим, я такое поручение Минфину обязательно дам. Но Вы знаете, как наше финансовое ведомство относится к этому налогу, к НДС, старается вообще его максимально оберегать, имея в виду, что это такая фундаментальная база нашей финансовой системы. Тем не менее посмотрим, есть и исключения. Поговорим на эту тему с коллегами.

Д.Павленко: Спасибо за внимание.

В.Путин: Пожалуйста, Шматов Павел Алексеевич.

П.Шматов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Мы сейчас с Вами находимся в новом спортивном сооружении, специализирующемся на адаптивном спорте. Этот центр открылся в этом году после полной реконструкции старого спортивного зала.

Этот комплекс создан специально для тренировок и проведения спортивных мероприятий среди спортсменов с ограниченными возможностями здоровья. Мы, липецкие адаптивщики, были очень рады этому событию, потому что здесь соблюдены все условия доступной среды. Мы можем сами сюда прийти и заниматься спортом.

В России сейчас существует 67 адаптивных спортивных учреждений. На работу 42 из них в этом году было выделено около 100 миллионов рублей из федерального бюджета. Мне известно, что в последующие годы финансирование из федерального бюджета на эти цели не предусмотрено. Хотелось бы обратиться к Вам с просьбой поддержать адаптивные спортивные школы в предстоящие годы, предусмотрев финансирование в рамках программы «Доступная среда».

Спасибо.

В.Путин: Павел Алексеевич, какой у Вас был последний старт?

П.Шматов: Кубок России в середине октября.

В.Путин: Выиграли?

П.Шматов: Да.

В.Путин: Я Вас поздравляю.

П.Шматов: Спасибо.

В.Путин: Конечно, Павел Алексеевич, обязательно обратим внимание на то, что Вы сказали. В принципе мы стараемся соответствующее внимание уделять учреждениям подобного рода, они чрезвычайно важны. И в рамках программы «Доступная среда», по-моему, отдельно прописана необходимость уделить внимание физической культуре, спорту, адаптивной физической культуре в том числе. Обязательно посмотрим, что происходит и с финансированием. Думаю, что возможно будет поддержать то направление, на которое Вы обратили внимание. Чрезвычайно важно, абсолютно с Вами согласен. Посмотрим, что можно будет сделать дополнительно.

П.Шматов: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Есть. Спасибо.

Пожалуйста, Екатерина Михайловна Иноземцева.

Е.Иноземцева: Здравствуйте!

Меня зовут Иноземцева Екатерина, я мама двух дочек, и младшая дочка – ребёнок-инвалид с ДЦП. Так получилось, что для себя я решила, что буду полезной многим родителям, которые воспитывают особенных детей, и открыла благотворительный фонд. Являюсь заместителем председателя Общественного совета родителей детей-инвалидов и молодых инвалидов при Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы.

Владимир Владимирович, я ещё раз хочу поднять важную тему, которая волнует абсолютно всех родителей, – это тема социального туризма, доступной среды и реабилитации. Каждый год со своими детьми я выезжаю на реабилитацию и выбираю город Евпаторию в Крыму. Это одно из немногих мест, где предусмотрена доступная среда к морю, напрямую к морю. Для мам с особенными детьми, с маленькими детками это очень важно и это жизненно необходимо. Потому что море – это не только лечение и реабилитация, но это и иммунитет.

Доступная среда должна быть для всех людей: и пожилых, и для семей с детьми. Очень много выступающих коллег на этом сделали акцент. Сейчас при поддержке Общественного народного фронта мы реализуем проект по адаптивной физической культуре для детей с ДЦП и двигательными нарушениями «Летай со мной».

Я послушала предыдущих коллег и хочу сделать предложение. Сейчас разрабатывается госпроект – национальный проект по туризму, и я считаю, что площадка ОНФ – это та площадка, где можно объединить идеи, предложения, общественные мнения, практики, которые смогут усовершенствовать этот нацпроект. Мы можем также предусмотреть те предложения, которые сказал Рустам из Уфы, ребята из Нижнего Новгорода. Вместе с координационным советом по делам инвалидов при ОНФ мы можем сделать большую работу, которая сделает этот проект универсальным, качественным и позволит провести мониторинг туристических объектов, домов отдыха, санаториев, реабилитационных центров со всеми потребностями, которые необходимы для людей с инвалидностью и для семей, воспитывающих детей, маленьких детей, а также для пожилых людей.

Очень прошу Вас, Владимир Владимирович, рассмотрите, пожалуйста, такое предложение – дать поручение Ростуризму совместно с министерствами разработать рабочую группу на базе ОНФ, чтобы мы могли совместно проводить работу по усовершенствованию этого нацпроекта с учётом общественного мнения людей, делать его качественным и для людей.

Конечно, для мам, родителей, которые сталкиваются каждый день с такими сложностями и трудностями, очень важна поддержка государства. И без Вашей поддержки мы не можем справиться со всеми проблемами и трудностями. Только сообща и вместе мы можем решить эти проблемы – с экспертами и практиками, с теми людьми, с теми руководителями общественных организаций, которые знают проблемы изнутри и могут оказать большое воздействие и их решить.

Спасибо.

В.Путин: Екатерина Михайловна, предложения правильные абсолютно. Но Вы знаете, все это знают: не было бы счастья, да несчастье помогло – у нас в связи с этой пандемией и закрытием целого ряда стран, по сути, это дало нам возможность принять дополнительные шаги по развитию внутреннего туризма.

И вы наверняка знаете об этих льготных направлениях, льготах, связанных с поездками по стране, в том числе с возвратом части стоимости на путёвки, транспорт и так далее. В общем, немало сделано, и это даёт хорошие результаты. Но вот то, о чём Вы сказали, может быть, и ускользает даже из программы «Доступная среда».

Хотя, конечно, мы изначально этим занимались и исходили из того, что в таких учреждениях, как гостиницы, дома отдыха и так далее, на это будет обращено первостепенное внимание. Но с учётом того, что у нас география внутреннего туризма расширяется, объёмы поездок внутри страны значительно увеличились, то эта совместная работа ОНФ и Ростуризма, конечно, будет востребована.

Обязательно такое поручение Ростуризму будет дано. А Вам спасибо большое за это предложение.

Е.Иноземцева: Спасибо большое.

В.Путин: Уважаемые друзья, коллеги, есть ли ещё кто-то, кто хотел бы что-то добавить по тем темам, которые мы сегодня с вами обсуждали? Нет?

Е.Иноземцева: Можно я, пожалуйста, добавлю?

Владимир Владимирович, хочу сделать очень важный акцент. Я очень поддерживаю коллег, кто занимается развитием адаптивного спорта. Это направление нужно, конечно, поднимать, усовершенствовать, давать возможности новым технологиям. Для этого нужно, конечно, финансирование, и при поддержке Фонда президентских грантов мы это делаем. Конечно, нужно и на уровне государственной поддержки – чтобы у каждого ребёнка, у каждого особенного ребёнка был шанс на физическое развитие – давать ему этот шанс.

Мы затронули проблему реабилитации, но очень много детей лишаются реабилитации, потому что есть на межведомственном уровне отсутствие взаимодействия. Например, дети с ДЦП плюс сопутствующий диагноз «эпилепсия» остаются за бортом и лишаются возможности реабилитации, хотя у них больший есть потенциал, и у них есть шанс восстановиться физически и стать частью общества. Пускай мы сделаем хоть маленький шаг, дадим маленький шанс этому ребёнку и не будем его лишать этой возможности, дадим шанс его родителям поверить в него, чтобы он физически развивался.

Очень важно проработать критерии и те рекомендации, которые готовятся по комплексной социальной реабилитации детей. И чтобы АФК – адаптивная физическая культура – в индивидуальную программу реабилитации включалась не после достижения ребёнком семилетнего возраста, а на ранних этапах. Потому что чем раньше мы начнём, тем больше у ребёнка будет шансов физически развиваться.

Спасибо большое.

В.Путин: Да, Екатерина Михайловна, конечно, согласен с Вами. Разумеется, если у ребёнка проблемы со здоровьем, то чем раньше он приступит к занятиям соответствующими видами физической активности, к реабилитации, тем раньше будет заметен результат, это совершенно очевидно.

Нас коллеги из Правительства слышат, я сейчас уже не буду что-то отдельно говорить. Мы по результатам сегодняшней нашей работы сформулируем перечень поручений, и это тоже, безусловно, войдёт в этот перечень, попрошу коллег обязательно над этим подумать.

Что касается господдержки, Вы сказали, что есть президентские гранты, но нужна господдержка. Президентские гранты – это тоже, конечно, господдержка, просто её нужно масштабировать, нужно увеличивать её и добиваться того, чтобы такая работа проводилась и на уровне Правительства Российской Федерации пошире и чтобы она шла пошире в регионах Российской Федерации. Обязательно будем этим заниматься – конечно, имея в виду бюджетные возможности, – но направление очень важное, я с Вами полностью согласен.

И в завершение хотел бы поблагодарить всех участников сегодняшней встречи. Я уверен, что не только для меня, но и для моих коллег из Правительства, которые тоже были на связи, принимали участие в нашей сегодняшней беседе, было важно и полезно услышать ваше мнение по поводу того, как реализуются меры государственной поддержки, направленные на то, чтобы, прошу прощения за тавтологию, поддержать людей с ограничениями по здоровью.

Это чрезвычайно важная сфера деятельности для любого государства – я уже не буду сейчас вдаваться в детали и подробности, я именно с этого и начал нашу сегодняшнюю встречу. От того, насколько эффективно мы работаем в этой сфере, зависит социальная атмосфера не только для людей с ограничениями по здоровью, но и для всего общества без всякого преувеличения. Мы обязательно будем это делать, будем продолжать эту работу, будем совершенствовать те инструменты, которые мы применяем для достижения необходимых целей, поставленных государством, и очень рассчитываю на нашу совместную работу в будущем не только по линии ОНФ, но и по линии соответствующих общественных организаций инвалидов. Мы с вами находимся в контакте постоянном и на правительственном уровне, и на уровне Администрации Президента Российской Федерации.

Я хочу поблагодарить вас не только за сегодняшнюю работу, но и за работу в ежедневном режиме. Всем вам хочу пожелать всего самого доброго.

Спасибо вам большое.

http://kremlin.ru

04 декабря 2020 г.

Обсуждение

  • Авторизоваться через

Добавить комментарий