Доска стихов

На доске стихов - 2257.

ГГ   [21-09-2002]
О, Kiss!
Мне жаль, когда ПОД гору
попрет тебя тяжелый груз
с такою скоростью,
с которой
тебе уже не скажешь:
- Тпру!
ГГ   [21-09-2002]
Доска стихов -
прекрасная доска,
где стук подков,
и радость,
и тоска...
Kiss   [17-09-2002]
Как лошадь ломовая , что телегу прет под гору ,
Я на спине тащу тяжеловесный груз.
И бремя человечества поднять мне впору ,
Наверно , я в Атланты запишусь.

Скажу я там : « Чего раздумывать?
Берите , братцы , хоть в Сизифы!»
Не резво ль камень я качу?
Нетрудно мне подняться и спуститься ,
Мне камень преткновенья по плечу!

А если не в Сизифы , в Прометеи
Меня пристроить ли нельзя?
Добуду я огонь из зачерствелых душ
И , не робея , я отловлю проклятого орла!

Его я в Фениксы издрессирую!
Его в Жар-птицу превращу!
И на хвосте волшебной синей птицы
Я в царствие воображенья улечу.
Рассадникова Анна   [04-09-2002]
Привет! Вообще-то это стих, написанный моим отцом Владимиром Ильичом Михайловым для меня. Он мне нравится и я хочу его опубликовать.
------------
Портрет.

Ты ловишь интуицией пытливой
Живое выражение лица.
Летает карандаш размашисто, игриво,
И нет исканиям твоим конца.

Полет штрихов остановить уж невозможно,
Твоя рука бежит любых оков…
И превращается набросок отраженный
В сплетенье переходов и тонов.

Порыв души исторгнут вдохновенный, вольный.
Твой взор в истоме сладостной поник:
Тебе в глаза с листа уставился спокойно
Рожденный в творческой борьбе двойник.
rus   [22-08-2002]
я очень люблю доска стихов..Прошу обьясните меня как писать стихи
Игорь Чернов   [17-08-2002]
Мне кажется, внутри меня нет Я.
Вселенная, откуда я черпая,
Ковшем медведицы, горячего зелья,
себя вершу, - семья семериков,
Полна цветов и запахов, и вкусов.
А Я? Мгновение забавных пустяков
И выбора, достойного искусов.

Но нету Я и там, куда стремлюсь,
За бытием свободным от обуз,
Там, где и слепота - полезный плюс
Разоблаченья сладкого обмана.
В краю существования без тленья,
Я только часть обличья океана,
И только Мы достойны восхищенья.
Грум-Гржимайло   [10-08-2002]
Ночь.Огонь.Гоголь

Ночь.
Переулок созвездия слушал.
Печь
от бумаги гудела трубой -
Гоголь сжигал свои "Мертвые души",
плакал навзрыд
и прощался с собой.

Рядом
огонь надрывался от смеха,
уничтожая главу за главой.
Тень
за спиною металась от света,
под потолок уходя головой.

Ночь.
Переулок безлюден, бесшумен,
пепел разносится в оба конца.
Не говорите.
что Гоголь безумен,
вам неподсудно безумство творца!

В зево огня
немигающим взором
вам этой ночью смотреть не дано -
остановитесь пред домом,
в котором
Гоголь примерил терновый венок.

Горечь творца -
торжество искупленья,
жар покрывает испариной лоб...
Гоголь в рубашке стоит на коленях
и перед ним летаргический гроб.

Кончено.
Воздух с оскоминой гари.
Новое утро в рассветном дыму.
Гоголь заснул.
Нам не надо базарить.
Господи,
милостив буде к нему!
Грум-Гржимайло   [10-08-2002]
В тенистых аллеях - квадратик воды,
вечернее солнце разжарило окна,
побудьте со мной,
Патриаршьи пруды,
пока вас никто
не разрушил,
не отнял.

На спинках скамеек сидит молодежь,
звучит переборами чья-то гитара...
Я знаю,
ты вместе со мною придешь
погреть свою душу
в неведомых чарах.

Присядем на теплый
шершавый гранит
у сонной,
зеленой,
задумчивой глади –
о нас не напишут бессмертных страниц,
мы просто прохожие,
ищем прохлады.

И вновь затеряются наши следы,
Шаги каблучками рассыпятся дробно,
Но где-то ты вспомнишь
квадратик воды,
который тебя
на мгновение обнял…
Грум-Гржимайло   [10-08-2002]
ВЕЧЕР.КУХНЯ

Из турки кофе пухнет
лекарством от тоски,
Читаются на кухне
последние стихи,

Один в пустой квартире
забыв про тишину,
ловлю в вечернем мире
твоей любви волну.

Не думай, я не спятил,
воспринимай всерьез
семантику понятий
до заблестевших слез.

Склонюсь тебе по пояс
за то, что написал,
Читаю в полный голос -
за тишиною - зал,

А кухня - нету кухни,
а есть огромный мир,
который скоро рухнет
в свой бесконечный пир,

в котором счет потерям
ведут и не ведут,
где мы наивно верим,
что нас за дверью ждут,

в котором не случайно
мы связаны с тобой
единой, изначальной,
невидимой судьбой.

Отполыхает вечер,
мгновеньями скользя,
родная, наши встречи
не приближать - нельзя,

спеши узнать с окраин
живой я или нет,
а то убьет как Каин
меня двойник-поэт,

Мне даст Дантес остынуть
и уж наверняка
прибъет меня Мартынов
на склоне Машука.

Пока летела пуля,
заткнуть мое "Люблю",
на горле затянула
Цветаева петлю...

Ты признан иль не признан -
одна осталась суть:
Платить случайной жизнью
за неслучайный путь.

Боюсь, когда поэтом
меня считаешь ты,-
как много их под светом
небесной высоты

Оборвалось - надломом,
разломом на корнях -
спаси уютным домом
и сохрани меня!

спаси меня затишьем,
и верою своей,
что всяк, кто много пишет,
опасен для людей.

Но нету выше счастья
пока поэт живет,
искать и не сдаваться,
и находить - свое!

Когда куются в строфы
и радость, и печаль,
то мне сбежавший кофе,
поверишь ли,
не жаль.

И никогда не скучно
пред ликом всех стихий
тебе читать на кухне,
одной тебе -
стихи!