Deafnet.ru - Сайт для глухих, слабослышащих и всех
      
    Закрыть



Все работы хороши. А выбрать не дадут!

Михаил Веселов, главный редактор сайта Deafmos и газеты «Мир глухих», 49 лет, Москва. Работает в СМИ общества глухих с 1994 года. Начинал с должности внештатного автора, затем корреспондента.

Кем и где работают люди с потерей слуха? Какими профессиями они овладевают, в чём добиваются признания? По поводу того, как в России трудно глухому инвалиду стать востребованным профессионалом своего дела, каковы причины этого – уже было писано-переписано мной в этом блоге.

Итак, существуют неслышащие люди, успешно сделавшие себя в той или иной области. А где наиболее широк спектр профессий, освоенных инвалидами по слуху? На цивилизованном Западе, том самом Западе, который сейчас проклинают у нас многочисленные ура-патриоты.

В России сейчас неслышащие люди начинают – пусть и поодиночке, пусть и в виде исключения – занимать те вакансии, о которых ещё лет 10-20 назад было немыслимо и подумать.

Например, такси. Вообще-то, глухим в СССР разрешили водить личные автомобили лишь к середине 70-х годов, а уж чтобы они работали таксистами – и речи не шло. Сейчас в российских городах-многомиллионниках неслышащий таксист – уже обычное явление. А знаете почему это стало возможным? Потому что это бизнес, а не государство со своей тупой псевдозаботой, запретами и циркулярами. Хозяева фирм-перевозчиков попробовали, убедились и теперь довольны глухими работниками. Онлайн-приложения по вызову такси сделали удобными для контакта между клиентами и неслышащими шоферами. В Москве уже своего рода профсоюз глухих таксистов образовался, в котором больше ста человек. Вот видос в тему:

Но вот на Западе глухие успешно работают водителями рейсовых автобусов и дальнобойных рефрижераторов. В Финляндии около 30 междугородних пассажирских автобусов водят глухие. В Канаде за рулями здоровенных многоколёсных фур восседает больше 80 неслышащих шоферов. Государство не орёт о правилах безопасности, не бросается болеть всей душой за здоровье пассажиров, не выпускает приказы и указы типа «запретить», «ограничить», «не допускать»…

В 90-ые годы на всю Россию было лишь два глухих дальнобойщика, которых рискнули взять сугубо по знакомству. А как сейчас? Кажется, уже около 5-6 глухих дальнобойщиков в России имеется. Вот видос про глухого дальнобойщика Линара Сафиуллина

Кстати, в комментах под этим видео – классические образцы того, как глухие владеют русским языком.

Кое-где по России слабослышащие работают на экскаваторах и бульдозерах.

Но в то же время, например, глухого опытного водителя, ездившего на всех мыслимых средствах наземного передвижения и даже однажды поработавшего на стройке крановщиком (!), не пускают работать в ИКЕА на складском электропогрузчике – запрещено и всё тут! Ссылались на уже устаревшие правила СанПина. Мол, глухим нельзя.

С другой стороны, АШАН, к примеру, сажает глухих за кассы. В каждой ашановской торговой точке можно увидеть неслышащих кассиров. Знаменательно, что именно иностранные торговые компании от Ашана до Метро первыми стали массово приглашать на работу инвалидов по слуху.

Так или иначе, дело идёт, хоть со скрипом. Общество глухих медленно, сантиметр за сантиметром отвоёвывает у Минздрава всё больше прав на ту или иную работу. Уточню – прав на «рукастые», рабочие профессии, где не сильно важен уровень грамотности и свобода коммуникации. Глухой дальнобойщик пусть хоть и двух слов не напишет по-русски, но если он водит без аварий, товар доставляет в целости и сохранности, знает свой тягач, как свои пять пальцев – то он ценный кадр, не правда ли?

На Западе инвалиды по слуху трудятся в тех сферах, о которых в России даже самому грамотному, продвинутому и талантливому глухому можно только мечтать. Например, максимум, к чему в области медицины могут допустить глухого – это на должность санитарки, чья работа заключается в выносе уток, смене постели и общем уходе. Чтобы врачом – ни-ни! А вот в США уже 35 лет работает глухой хирург-ортопед Тим, видос о нём здесь.

Впрочем, сделаем скидку на то, что ему помог устроиться слышащий брат. Забавно, что до этого Тим пять лет отпахал дальнобойщиком. Так или иначе, Тим 3 года учился в медколледже, чтобы быть допущенным к операциям на пару с братом. В медицинской сфере западных стран работают много инвалидов по слуху, и отнюдь не только на должностях «утконосов»… Можно ли такое представить в России? Ни за что.

На Западе существуют даже полноценные политики, ворочающие делами государственного значения. Например, неслышащая бельгийка Хельга Стивенс  в 2012 году стала сенатором Фландрии, а затем и членом Европарламента, вот про неё.

Замечу, что в детстве она росла на национальном языке, жестовый язык для неё стал вторым, поэтому немалую роль в её карьере сыграли грамотность и адекватность… Глухой политик в России – трудно представить такое, верно?

Итак, сфера «трудоприменения» глухих людей в России расширяется еле-еле, бюрократические препоны сгнивать не спешат. Подвижек мало, и большинство инвалидов по слуху копошится на обочине жизни с жалкой пенсией в зубах. До идеала нам ещё как до горизонта раком… Перефразируя Маяковского, замечу, что «все работы хороши, а выбрать не дадут!»

В следующем опусе в блоге Еverland я продолжу тему размышлениями об одном принципиальном различии в профессиональном становлении глухих, а именно о «гетто-специалистах» и «специалистов для всех».

http://profi.evland.ru

29.06.2020
 

 
   © Copyrights. DeafNet.Ru, 1999-2020. Все права защищены.