Доска стихов

На доске стихов - 2241.

Галина   [16-12-2002]
В мире есть такая школа ведь она пятнадцать номер,
Там сидит восьмой Б класс
Это просто ведь атас!
Наш ведь класс давно известен,
Школу рушит весь наш класс,
Каждый день в родную школу направляется спецназ,
Чтобы деток успокоить иль взрывчатку поискать.
Ведь от класса восемь Б муки достаются.
Восемь Б ведь гениален восемь Б ведь санитар,
На уроке алгебры крысу восемь Б поймал
Шилка наша гениально крысы испугалась,
Заорала: "Чёрт возьми!Толик убирайся!
А потом девчонки входят-Катька,Ленка и Коза.
Испугались говорят:"Крыса крысы помогите!
Крыса крысы но ведь как?
Час прошёл другой проходит
Наш Толян всё не приходит.
Пустота   [13-12-2002]
Ведь каждый, кто на свете жил, любимых убивал.
один жестокостью, другой-отравою похвал.
коварным поцелуем трус, а смелый наповал.
один убил на склоне лет, в расцвете сил-другой.
кто властью золота душил, кто похотью слепой.
а милосердный пожалел, сразил своей рукой.
кто слишком преданно любил, кто быстро разлюбил,
кто покупал, кто продавал, кто лгал, кто слезы лил.
но ведь не каждый принял смерть за то, что он убил......
Kiss   [05-12-2002]
Неутомимой чехардой несется жизнь.
Проходят годы, протканные нитями мгновений.
Из собственных своих разоблачений самих себя
И состоит без малого законченная жизнь.

Ведем подсчет. С бухгалтерской прилежностью
Считаем, плюсуем, множим, вычитаем
И закругляем в пользу для себя.
Увы и ах! Намеренно греша в дробях.

Курсивом пишем «итого».
Две точки. Многозначное число
Фиксирует. По-видимому , думает свое.
Мурашки по спине. И нам нехорошо.

Подсчет закончен. Подведен итог.
В чью пользу? Есть ли от подсчета прок?
Предъявлен счет на погашение моральных
векселей.
И оттого не веселей.
Низовцева Мария   [29-11-2002]
В тот миг, когда дыханье замирало
Мое на твоих ласковых губах,
Мне на твоей груди уже мечталось,
Что вместе будем мы с тобой в веках.

Хочу я верить, что Валькирией моей
Стать сможешь только ты одна.
Я насладился битвой и игрой,
Мне вечная любовь теперь нужна!..

Из-за твоей любви я к жизни охладел,
Хочу испить небесного огня.
Войдем вдвоем в таинственный предел,
О Вальхала, прими меня!
(вольный перевод)
Александр Петрушкин   [21-11-2002]
***            
короткой бечевы нутро
на утро крысы из норы
и каменный батон кефир
и ты
неправый как ее рука
в касании холодных век
то человек а то метла
а это снег
и шум газет летящих вдоль
за вкривь и вкось
как небо или человек
на речи ось
Александр Петрушкин   [20-11-2002]
Olga

снег воздух обреченный на бессмертье
холодное как человек в конверте
отправленный без адреса вить гнезда
проигрывать себя на рыжих ребрах
по паспорту добавив одиночества в растянутый до вербного ожог
от декабря и прочего что в сургуче застынет
остынет умолчать о прочих вот
и только …

Что ж до любви – то могила и постель
нам обеспечены, так же как и вкус никотина.
В январе выгляни изо льда – зверь
или человек в укусе метели. Призрак,
лампочка, влетевшая в русский подъезд,
пар от слов на лондоне, несколько фраз на английском,
и никого - так смолчанится – на сто лет окрест.

В блокноте, изученном Цербером – о близком
цифры. Теперь – пусты, так как адрес меняет хозяев и
не содержит ничего, окромя чернил,
выцветающих от бессилия изменить срок(у) давности. Не язви,
а прислушайся … забвение – когда декабрь – сургуч …
иероглиф сна – нелогичность хлеба, вычурный зуд …
в наше позднее время: любой из двоих – дверь. Стает туч

стая к весне – передернешь Север на Юг: тут
… то же самое. Забудь или готовься к войне (мысль
последняя окажется верной, поскольку дольше
помех эфира – птенцов его писк,
убеждение, что ненапрасно … прочая плесень.
Если мы есть, что нам осталось от нас?
(кроме холодных тел и их песен)
Александр Петрушкин   [20-11-2002]
***

И будет зима и зима и зима и зима
но еще без глагола еще без ножа без улыбки
Теперь за гробами сугробов не спрятать улики
пока не пришли не пришли не пришли холода
Дающие руки из крепкого синего льда
ломаются звонко ударами хлёсткими ветки
и ткётся и рвётся из-под плаценты из клетки
что обещала не оскудеть никогда

И в паутине трассирующих путей
обнявших так нежно так зябко одновременно
один зрячий город и сотню слепых деревень
свершается чудо Негромко но непременно
И чудо похоже на крепко заваренный чай
на – в дикой тайге – посредине бурана – заимку
на доброго волка и новый год и на нас
но скрытую в чреве холодной шкатулки пружинку
мы не узнаем и славно и тихо прощай
Александр Петрушкин   [20-11-2002]
Немеющий лист

Застыну в травинке соком,
за(ви)дев седеющий локон
подруги, попавшей в рамку,
но - вывернув смерть наизнанку -
вновь оживу, и в этом
искусство (не быть поэтом,
и слушать, как - каплей - время
мне истончает темя,
как - лоно больное лелея -
льется сладкое семя).
Александр Петрушкин   [20-11-2002]
***
Наши глаза - стигматы на теле вещей
(пространство и мысли собраны в тусклый зрачок).
Время вербует из зрячих слепцов - стукачей,
пронзая, как бабочек, пойманных в жесткий сачок,
булавкой никчемности ---------- или иглою тупой
соединяет с собою - на грани разрыва -
речь человека, вялотекущий запой,
отличье приматов от узконаправленных видов …
… а если всерьез, то плачет на кухне Она,
вздыхая, роняет - сквозь пол, на соседей - окурки
неясных предчувствий. И разве ее в том вина,
что Он - не мужчина, поскольку поэты - придурки.