Deafnet.ru - Сайт для глухих, слабослышащих и всех
      
    Закрыть



Глухой потому что

Инженеры с проблемами слуха конструкторского бюро Института по проектированию агрегатов сталеплавильного и прокатного производства для черной металлургии «Стальпроект».

Михаил Веселов, главный редактор сайта Deafmos и газеты «Мир глухих», 49 лет, Москва. Работает в СМИ общества глухих с 1994 года. Начинал с должности внештатного автора, затем корреспондента

В одном из прошлых текстов блога я рассуждал о том, что одной из причин проблемы с трудоустройством глухих является их, скажем так, дистанцирование от русского языка. Но не только малограмотность самих глухих виновата в ситуации. Претензии можно предъявлять и к самим работодателям – хозяевам мелких фирм и крупных компаний, сотрудникам кадровых отделов предприятий, хедхантерам из рекрутинговых контор.

Претензия одна: а что вы от глухих шарахаетесь, как от зачумленных?

Что бы ни говорили работодатели, как бы не отмазывались, настоящая причина такого отношения одна: глухие потому что!

В принципе, с рабочими специальностями в мире глухих не так уж и плохо обстоят дела, по крайней мере, в Москве. Неслышащие токари, столяры, строители, специалисты по станкам ЧПУ, кузнецы и прочие профи «рукастого» труда работу находят. Если стараются.

Я про «белые воротнички» говорю. То есть профессионалов умственного труда – служащих, менеджеров, программистов, учёных, инженеров, журналистов, чиновников и тд. Так вот, глухим слесарем быть намного проще, чем, скажем, глухим инженером!

Есть в Москве одна неслышащая Н. – по образованию дизайнер полиграфической продукции и художник. А также она состоялась, как фотопортретист и фотопейзажист. К ней на фотосессии записываются слышащие и глухие. Её фотокартины участвовали в различных выставках. Так вот, какое-то время фотограф Н. всё порывалась устроиться на работу. В издательство или в дизайн-студию. В вакансиях дефицита не было, интернет пестрит объявлениями о том, что требуются такие специалисты. Сама фотограф Н. начитана и эрудирована, пишет на прекрасном русском языке, говорит хоть и с акцентом, но слышаку понять её можно.

Так вот, получает работодатель заявку от гражданки Н., рассматривает её портфолио, восторгается. И немедля воодушевлённо звонит перспективному специалисту, чтобы пригласить на собеседование. А трубку, прикиньте, берёт мама этого специалиста.

«Ах, она глухая? По телефону говорить не может? — увядает на глазах работодатель, и глаза его заволакиваются тонкой плёнкой раздражённого равнодушия, — Мы подумаем и ещё позвоним!»

И, разумеется, больше он не возникает на горизонте фотографа и художника Н. А она сама сейчас устроилась в школу для глухих вести кружок фотодела. Ну и слава мастера фотосессий никуда не делась, клиенты к ней идут. То есть народ ценит, а работодатели – нет. Глухая потому что.

Была однажды заваруха в конторе Всероссийского общества глухих: Роснефть вдруг озаботилась привлечением инвалидов в свои офисы. Прислала в ВОГ сообщение, что готова провести отбор глухих в качестве сотрудников. Разумеется, требовались грамотные люди, умеющие управляться с документацией. В ВОГе засуетились и набрали группу желающих –  вполне адекватных, грамотных, имеющих вузовские дипломы и опыт офисной работы в системе самого ВОГ.

Вообще-то, нефтяная компания этот аттракцион щедрости заделала не от внезапно проснувшейся любви к инвалидам, а лишь потому что незадолго до этого представители высшей власти, включая президента, вдруг мельком заявили, что, мол, надо об инвалидах подумать и на работу их брать. Вот и пошла волна. Которая быстро скукожилась, правда.

Итак, все резюме были отправлены в Роснефть. Прошёл месяц, второй, третий… Полгода… Из Роснефти кулуарно сообщили, что якобы все документы на столе у Сечина, но он чего-то не торопится. Так всё и заглохло. Наверное, поскольку с верхов больше не поступало нужных сигналов, Роснефть раскаялась в своём душевном порыве и отложила дело в долгий ящик.

А вы знаете, что в столице нашей родины без дела болтается слабослышащий астроном? Выпускник МГУ, кандидат физико-математических наук. Вот как звучит название его диссертации: «Исследование областей звездообразования на основе многолетнего мониторинга мазеров водяного пара». Внушает, да? Но в Институте космических исследований прошли сокращения, и он вылетел. Он лишь немного недослышит, по телефону общается свободно, но у него ещё ДЦП в лёгкой форме и не очень хорошо с произношением. И вот третий год его не берут хоть в какой-нибудь завалящий офис с бумажками работать.

В Москве десятки грамотных толковых профессионалов сидят на пенсии или работают то дворниками, то раскладывают товары по полкам в Ашане, то ещё где. И вовсе не потому, что работы в Москве нет. Как раз предложений много. Но – глухие потому что.

А уж за МКАДом ещё сложнее: и рабочих мест меньше, и стереотипы в отношении инвалидов по слуху мощнее. В Твери сейчас работает санитаркой неслышащая С. А так у неё диплом филолога, была журналистом в прессе глухих. Её стихи в «Антологии глухих поэтов России». И за её плечами – многолетний опыт работы корректором. Хотя, можно сказать, просто повезло: в 1996 году в одной тверской газете требовался временный сотрудник взамен уходящих в отпуска корректоров. Поскольку желающих на «времянку» не было, то газета согласилась взять глухую. У неё большой плюс – чистая внятная речь, прекрасное считывание с губ, лицом к лицу свободно общается.

Та показала свой уровень надлежащим образом. Когда срок временной работы подошёл к концу, газета порекомендовала корректора С. Тверской областной типографии, при которой работало издательство. И неслышащая специалист успешно работала там до 2014 года. Но издательство обанкротили, С. оказалась на улице. Самое интересное, что различные тверские издательства и СМИ нуждались в корректорах, но как только узнавали, что С. не может общаться по телефону, то отказывали под разными предлогами. Глухая потому что…

И ей пришлось устроиться санитаркой в больницу. Впрочем, для жителей Твери, где свирепствует безработица, это успех! Два высших образования и указанные в трудовой книжке «филолог», «психолог», «оператор ПК», корректор» — всё это произвело впечатление на администрацию больницы. Иначе бы не взяли санитаркой.

Самый парадокс знаете в чём? Сейчас пропагандисты «глухого этноса и великой ЖЯ-культуры» любят рассказывать о том, что в жуткую советскую эпоху глухие были бесправными, их все обижали, их все зажимали, не давали говорить на родном жестовом языке и так далее. Но как раз в СССР засад с работой у неслышащего профессионала с высшим образованием не было.

Во-первых, глухих с высшим образованием тогда было немного, и – главное – качество этого образования было высоким. В вузы принимались действительно толковые и грамотные ребята с недостатком слуха. Это не как сейчас, когда дипломы различных вузов получают неслышащие, которые не могут и одного предложения связно написать.

Во-вторых, существовала система распределения из институтов на работу, да и без распределения грамотные глухие, получившие корочку, как правило находили себе рабочие места по профилю.

На фото в начале этой статьи – три глухих инженера, которые работали в конструкторском бюро Института по проектированию агрегатов сталеплавильного и прокатного производства для черной металлургии «Стальпроект».

В НПО «Энергия» в 50-е/60-е годы трудились 8 глухих конструкторов и 70 рабочих высшего разряда. А это значит, что их вклад есть в создании советских и российских космических спутников и ракет.

Был такой случай, описанный в газете «Мир глухих». Два инженера, Авхименко и Галченко, хотели перейти в другой отдел «Энергии», которым руководил сам Генеральный конструктор Королёв. С заявлениями направились к заместителю Королёва. Тот сразу отказал: «Зачем нам глухонемые!». Собравшись с духом, «глухонемые» пошли к самому Сергею Павловичу. Тот прочитал их заявления, вызвал этого зама и грозно сказал: «Оформить и принять!»

Что сейчас? Образованные грамотные глухие люди если устраиваются на работу, то чаще всего случайным образом или по блату через родственников и знакомых. Есть глухой геолог-картограф – попал на фирму благодаря своему отцу.  Есть сотрудница офиса одной нефтяной компании (не Роснефти) – попала благодаря лишь тому, что та захотела иметь в штате инвалида для отчётности. Есть сотрудники различных банков (я не курьеров или уборщиков имею в виду, а именно офисных работников), которым повезло иметь связи среди родственников в этой сфере.

Так, с улицы, будь глухой человек хоть семи пядей во лбу и сильнее на голову своих слышащих соперников по вакансии –  его не возьмут на «беловоротничковую» работу. Даже туда, где не требуется разговаривать с людьми – не возьмут. Глухой потому что.

А если и подберут – то в ту организацию, которая непосредственно инвалидами занимается. Например: взяли неслышащего в центр занятости для инвалидов – помогать искать работу для таких же как он. Или специалистом в благотворительный фонд поддержки инвалидов. Или в музее предложат иногда проводить экскурсии для глухих (чтоб в штат музея – ни-ни, это ужас-ужас!). Или в Everland, который старается предоставить заказы от других компаний… Но «инвалидных» направлений на всех не хватит. И почему только ими ограничен трудовой путь неслышащего «белого воротничка»?

Государство всячески изображает, как оно озабочено этим вопросом. Совещания, спеццентры по трудоустройству… Но сами власти привлекают ли инвалидов? В Москве куча министерств и департаментов – и как много чиновников с недостатком слуха там работают? Не берут их туда. Глухие потому что, а тут дела государственной, понимаешь, важности, ага. Рассказывали мне про одного слабослышащего Ш.: грамотный человек с высшим образованием долго пытался устроиться сотрудником в районный центр социального обслуживания, но его упорно отфутболивали, пока он однажды не написал письмо самому главе Департамента соцзащиты. Тот внезапно проникся, и лишь по его прямому указанию неслышащего Ш. взяли в ЦСО. И не пожалели.

Вот если так случится, что я своё тёплое креслице главного редактора СМИ МГО ВОГ потеряю, то смогу ли устроиться хотя бы корректором или текстовиком в «слышаковую» редакцию или издательство? Нет. Весь мой многолетний опыт работы и не слишком кривое умение связно писать не произведут впечатления. Проще заполнить вакансию бестолковым слышащим стажёром, пишущим через пень-колоду. А я котироваться не буду. Глухой потому что.

И не надо мне тут рассказывать, что в век современных технологий уже не так важно общаться по телефону, что всевозможные аськи, вацапы, лички и прочие чаты уравнивают глухих и слышащих специалистов. Нет, по-прежнему у большинства работодателей крепко недоверие к человеку, с которым не так просто общнуться. Такое впечатление, что возможность потрепаться по телефону и понимать болтовню на планёрках и совещаниях – самые главные навыки для хорошего сотрудника.

Если так, то неслышащим мало чего светит. Глухие потому что.

 

21.06.2020
 

 
   © Copyrights. DeafNet.Ru, 1999-2020. Все права защищены.