Общество

Большая пресс-конференция Владимира Путина. Стенограмма 3

Путин: Дальше не буду ничего рассказывать. Народ Крыма определился так, как он определился. Мы пройдём через это, я уверен. Кто‑то считает, что лучше Украине развиваться в качестве самостоятельного государства. Наверное, так тому и быть. Если люди так считают, так и нужно сделать, так и надо поддержать. Бороться с этим мнением абсолютно бессмысленно и контрпродуктивно.

Но обращаю Ваше внимание на то, что весь мир‑то идёт по другому пути. Люди разных национальностей и вероисповедания, этнически разные объединяются всё ближе и ближе друг с другом. И в Европе это происходит, в Азии это происходит, в Северной Америке это происходит – да везде в мире.

Как я уже однажды сказал: нас сначала растащили, а потом стравили. Мы должны прийти к осознанию того, что выгодно и Украине, и России, а что контрпродуктивно. Давайте вместе над этим будем думать.

Д.Песков: И в продолжение – межгосударственная телерадиокомпания «Мир», как раз в плане интеграционных процессов. Пожалуйста.

И.Линарт: Спасибо большое, Дмитрий Сергеевич, за слово.

Илона Линарт, МТРК «Мир».

Буквально через несколько дней Евразийскому экономическому союзу исполняется три года, но наша интеграция стартовала в сложное время для России. В 2014 году рухнули цены на нефть, и Запад встал на тропу санкционной войны.

И многие в странах союза считают такой вязкий, если не сказать, вялый старт работы нашей интеграции – это связывают именно с санкциями Запада против России: дескать, поэтому мы и не смогли представить объективные, казалось бы, очевидные преимущества такого объединения рынков капитала, труда и рабочей силы.

Что Вы думаете по поводу этого мнения? Чего удалось добиться ЕАЭС, что ещё предстоит сделать? И если США введут новые санкции против России, то как это отразится на работе Евразийского экономического союза?

Спасибо большое.

В.Путин: Что касается Евразийского экономического союза, то это наше общее большое достижение. Критики всегда много по любому поводу, в том числе и по поводу развития Евразийского экономического союза, но цифры говорят о том, что решения были правильными и мы двигаемся в нужном нам всем направлении.

Чем это подтверждается? Это подтверждается тем, что растёт внутренний товарооборот, внутренний экспорт. Он просто растёт, это очевидно на фактах, это видно на цифрах. Он у нас подрос, по‑моему, на 26,9 процента, если мне память не изменяет, примерно такая цифра. Причём даже и с теми странами, которые совсем недавно присоединились, у них тоже есть совокупный положительный результат.

Я сказал, что у нас ВВП в России вырос на 1,6 процента, а совокупный ВВП стран Евразийского союза – на 1,8. Это хороший показатель. У нас меняется в лучшую сторону структура взаимного товарооборота.

Например, в Белоруссии одна треть экспортных поставок, экспорта на территорию стран Евразийского экономического союза – это машины и оборудование. Больше одной трети. Примерно одна треть – это сельхозпродукты.

Скажем, Беларусь получила право от нас беспошлинно получать 24 миллиона тонн нефти, экспортировать их за границу, а полученный доход зачислять в свой бюджет. Речь идёт о миллиардах долларов. В общем и целом у нас есть основания говорить, что мы двигаемся, ещё раз повторяю, в правильном направлении.

Есть и пока не решённые вопросы. Какие они? Это многочисленные изъятия из принятых общих решений, связанных прежде всего с энергоносителями, с электроэнергией. У нас есть план действий, расписанный по годам, когда, в какое время мы должны перейти к полной либерализации в этих секторах. И мы будем двигаться.

Есть вопрос по таможенному регулированию, это тоже острая тема. Что мы должны сделать будем обязательно? Мы должны будем обязательно ввести – мы об этом договаривались со всеми коллегами, идёт пока достаточно медленно и не без перебоев, но мы договаривались, надеюсь, мы это и сделаем, – это электронное декларирование перемещаемых через наши территории товаров, отслеживание их движения. Чрезвычайно важная и очень нужная вещь.

Совместные посты. Некоторые мои коллеги считают, что это неправильно. Постараюсь их всё‑таки убедить. Что плохого в том, если на нашей таможне будут появляться таможенники из Белоруссии или из Казахстана и будут работать какое‑то время с коллегами, а наши будут появляться на их таможенных постах? Это не нарушает принципа суверенитета, это просто делает работу таможни более прозрачной. Но и нужно вводить, конечно, новые технологии перемещения товаров через границу.

Д.Песков: Вот я видел «Рязань. ЖКХ» – чтобы спуститься на землю.

А.Кочетков: Большое спасибо за слово.

Алексей Кочетков, канал «ТКР», город Рязань.

Владимир Владимирович, добрый день!

Начать хотел бы буквально с коротенькой просьбы, буквально два предложения. Дело в том, что в нашей области сейчас активно набирает обороты программа благоустройства населённых пунктов. Причём люди сами выбирают, где и что должно в рамках этих программ появиться, я говорю о программе муниципальных инициатив, о комфортной городской среде. Несмотря на то что предпосылок к этому нет, огромная просьба не прекращать финансирование таких программ, они очень нужны людям.

И мой вопрос достаточно простой как раз по поводу ЖКХ. Люди часто в последнее время, в последние годы жалуются на рост тарифов, отсутствие роста качества предоставляемых им услуг, тем не менее вопрос: что сегодня нужно сделать в этой сфере, чтобы завтра таких жалоб уже не было?

Большое спасибо.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Вот вижу тоже плакат «ЖКХ». Пожалуйста, дайте микрофон.

В.Сахарчук: Владислав Сахарчук, корреспондент сайта «Калуга 24».

Владимир Владимирович, несмотря на объективный позитив, который есть в сфере жилищно-коммунального хозяйства, есть огромная «чёрная дыра» – это недобросовестные управляющие компании, которые собирают деньги с населения, но не расплачиваются перед ресурсоснабжающими организациями. Потом банкротятся и исчезают.

Даже у нас в Калужской области стараются за этим следить, тем не менее ситуация приобретает совсем нехороший характер. На местном и даже на региональном уровне мы объективно не справляемся, нужны меры какого‑то федерального реагирования.

Огромное спасибо, я знаю, будет принято решение о переходе на прямые расчёты между населением и ресурсоснабжающими организациями. Но это только первый шаг, потому что это очень сильно криминализованная сфера. И здесь нужно наводить порядок.

Спасибо большое.

В.Путин: Здесь по ЖКХ тоже кто‑то говорил. По ЖКХ Вы говорили? Пожалуйста.

В.Смирнов: Виктор Смирнов, корреспондент издания 47news.ru. Новости Ленинградской области.

В ноябре и декабре офицеры и контрактники, живущие в военных городках по всей стране, получили запредельные квитанции на оплату услуг ЖКХ. В Ленобласти, только вдумайтесь, за один месяц плата доходила до пятидесяти тысяч с одной семьи.

Всё это было связано с очередной сменой компании, управляющей жилфондом Минобороны. При этом военные городки находятся в запустении, зарастают мусором, в них постоянно перебои со снабжением. Вам этого просто не показывают. У нас всё есть: и фотографии, и квитанции.

Вопрос: можно ли очередное «кровопускание» армии как‑то остановить? Это очередная компания Минобороны, которая уходит, оставляя людей с пятидесятитысячными квитанциями.

В.Путин: Ваша озабоченность по поводу военных городков понятна. И я её разделяю, кстати говоря. На это нужно будет обратить особое внимание, потому что она является, пожалуй, наиболее острой в целом по системе ЖКХ.

Если армия уходит, то это не значит, что люди должны быть там брошены. И формальной передачи муниципалитетам недостаточно. Нужно добиваться того, чтобы, если передача осуществляется, она осуществлялась реально.

Тем не менее то, о чём Вы сказали, это часть общей проблемы ЖКХ. Что можно об этом сказать? Коллега с этой стороны сказал о том, что, несмотря на некоторые положительные тенденции в сфере ЖКХ, всё‑таки проблем много. И второй выступавший или третий сказал тоже об этих проблемах. В чём они заключаются в целом?

Во‑первых, моё отношение к этому делу. Я не считаю, что ситуация развивается позитивно, к сожалению. Проблем больше, чем их решений. Да, решения были приняты в последние годы, да, кое‑что поменялось. Недостаточно абсолютно. Думаю, что и региональные власти, и федеральные органы власти, которые за это отвечают, – прежде всего соответствующее Министерство строительства, и там есть целое подразделение, которое должно заниматься ЖКХ, – явно недорабатывают. Совершенно очевидно.

В чём суть проблемы? Проблема заключается в том, что эти так называемые управляющие компании собирают деньги и за коммунальные платежи и деньги по жилищным тарифам. В чём разница?

Коммунальные платежи – это платежи в адрес снабжающих организаций за газ, электричество, воду и прочее, может быть, за канализование. А жилищный тариф, жилищные платежи – это за всё, что происходит внутри дома.

Так вот управляющие компании сначала деньги собирают за всё, а потом расплачиваются, в том числе и с ресурсными организациями. И далеко не всегда они расплачиваются своевременно и в полном объёме. И за этим мало кто смотрит.

Что нужно в этой связи сделать? Нужно отрезать эти управляющие компании от денежного потока. И такой законопроект уже есть, он, по‑моему, в первом чтении прошёл, во всяком случае, там изучается. Нужно сделать это в самое ближайшее время.

Другое решение, которое принято. Начисляют платежи, часто необоснованные, клиенты оспаривают. Теперь управляющие компании в связи с готовящимися решениями должны будут не просто сделать перерасчёт, а заплатить ещё плюс 50 процентов за неправильно выставленный счёт в качестве штрафа, можно сказать. И эти решения должны быть обязательно доведены до конца.

Теперь по поводу тарифного регулирования. Я сказал, что есть два вида платежей: коммунальные и жилищные.

Что касается коммунальных платежей, здесь есть федеральное регулирование. Последние пару лет предельный рост тарифа обозначен в качестве 4 процентов. Во-первых, он не выдерживается, и в среднем даже рост по коммунальным этим платежам не 4 процента составляет, а, по последним данным, я вчера смотрел, 8,8. Это вообще никуда не годится. У нас же есть ограничение – 4. Откуда 8,8 взялось?

Но ещё хуже вторая составляющая – это так называемые жилищные платежи, это то, за что непосредственно управляющие компании отвечают и регионы. Там вообще нет никакого регулирования, нет верхнего потолка. Поэтому за эту часть платежи зашкаливают, в среднем сейчас получилось, на данный момент времени, 23 с лишним процента, а местами и месяцами – свыше 30. Вообще никуда не годится. Что нужно сделать? Нужно вводить ограничения, безусловно, так же как по коммунальным платежам, вводить регулирование и по жилищным платежам, и сделать это нужно незамедлительно.

Ну а самое главное, конечно, нужно обеспечить в развитии самой системы коммунального хозяйства своевременное строительство новых объектов и капитальный ремонт имеющихся.

Д.Песков: Давайте, продолжаем. Знаете, я вижу, вот здесь китайские товарищи. По-моему, написано: «Россия и Китай: главное». Давайте.

Сунь Юнь: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Сунь Юнь, корреспондент Международного радио Китая и Мобильного приложения «Китай – Россия: главное». У меня вопрос. В марте 2018 года в России состоятся президентские выборы. Как Вы думаете, насколько их исход повлияет на российско-китайские отношения, или всё-таки наше стратегическое партнёрство выше сиюминутной политической конъюнктуры в наших странах? Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам за вопрос. И «Синьхуа», пожалуйста, сразу.

Луань Хай: Спасибо Вам. Уважаемый господин Президент! Я корреспондент информационного агентства «Синьхуа», меня зовут Луань Хай. Как нам известно, Россия и Китай заявили о сопряжении стратегии пояса и пути и Евроазиатского экономического союза. Могли бы Вы прокомментировать достигнутые итоги этой работы за прошедший год? Как бы Вы оценили результаты и перспективы развития российско-китайских отношений?

И второй вопрос. Компартия Китая выдвинула задачу построения новых международных отношений и сообщества единой судьбы на основе принципов равенства и взаимной выгоды. Как Вы оцениваете, готова ли Россия совместно с Китаем сотрудничать в достижении этой цели? Спасибо Вам.

В.Путин: Прежде всего, что касается решений, принятых последним съездом Компартии Китая, я их оцениваю очень высоко и позитивно. Там изложена позитивная повестка дня развития самого Китая и строительства международных отношений. И это полностью совпадает либо очень близко с тем, что предлагаем мы и для развития России, и для международных отношений, и места России в мире. Когда говорю о первой составляющей, то имею в виду прежде всего экономику. Экономика Китая развивается, развивается очень высокими темпами благодаря политике, которая проводится в предыдущее десятилетие и Председателем Си Цзиньпином, и его предшественниками. И то, что зафиксировано в уставе КПК, нововведения в устав КПК говорят о том, что Китай стремится к тому, чтобы: а) быть стабильным; и б) обеспечить развитие. И на основе этого развития улучшить жизнь своего народа.

Для нас это чрезвычайно важно, потому что Китай – наш крупнейший торгово-экономический партнёр и стратегический партнёр в самом широком смысле этого слова. Ведь у нас самый большой товарооборот в страновом измерении с Китаем, более 63 миллиардов. Он у нас немножко «присел» в результате кризисных явлений в мировой экономике, но мы очень быстрыми темпами наращиваем, возвращаем прежний уровень и, уверен, его в самое ближайшее время превзойдём.

Теперь по поводу идеи Шёлкового пути. Я уже много раз говорил по поводу того, что она абсолютно совместима, сопрягаема с развитием Евразийского экономического союза и предложенного нами широкого партнёрства в Азии. Уже сейчас (Вы спросили о результатах) можно говорить о том, что мы сделали.

Но я здесь уже отвечал на вопрос Вашей коллеги, слева от меня находящейся, по поводу развития Арктики. Китай, например, проявляет большой интерес к Северному морскому пути. И это естественно, потому что если мы обеспечим круглогодичное использование Северного морского пути, а мы в конечном итоге, надеюсь, достаточно быстро добьёмся этого, то движение товаров из Азии в Европу и назад будет экономически гораздо более целесообразным, чем по другим имеющимся на сегодня маршрутам, это первое. И мы будем всячески способствовать тому, чтобы Китай воспользовался этими преимуществами. В этом и Россия заинтересована, и Китай заинтересован.

Китай вошёл в наши крупнейшие проекты, в том числе и в Арктике. Скажем, недавно мы запустили первую очень завода «Ямал СПГ». Первая очередь рассчитана на 5,5 миллиона тонн сжиженного газа. В самое ближайшее время, это 2018 год, будет запущено ещё две очереди. В общей сложности это будет 16,5 миллиона тонн. Китай – один из главных инвесторов в этот проект. И я думаю, не случайно, потому что в этом заключается интерес, экономический интерес Китая. Мы всячески будем этому содействовать и по другим проектам.

Я говорил, и мы хорошо знаем по трубопроводному газу, осуществляем эти проекты и будем дальше осуществлять. У нас есть замечательный проект по поводу скоростного движения. Вот это и есть Шёлковый путь на самом деле. Мы с удовольствием поддержим высокоскоростное движение или скоростное движение от Китая в Западную Европу через Россию, мы в разы увеличим скорость движения грузов по железной дороге. И грузов, и пассажиров. У нас крупные проекты в высокотехнологичных отраслях, в космосе, в авиации и так далее. В общем и целом мы уверены, что мы двигаемся в абсолютно правильном направлении, мы полны решимости и дальше идти по этому пути.

Что касается выборов в России, то у меня есть полная уверенность в том, что развитие отношений с Китаем имеет в России общенациональный консенсус. И вне зависимости ни от каких исходов выборной кампании Россия и Китай будут оставаться именно стратегическими партнёрами на длительную историческую перспективу.

Д.Песков: Двигаемся вот сюда. НТВ, Кондратьев, тоже один из мэтров нашей журналистики.

В.Кондратьев: Спасибо.

Владимир Владимирович, в обществе очень велико внимание к Вашему следующему президентскому сроку в случае победы на выборах. Все ждут, чем этот срок будет отличаться от предыдущих и с какими людьми, с какой командой Вы будете управлять государством эти шесть лет следующих.

В этой связи я хотел спросить, каким Вы видите новое Правительство? Доживёт ли нынешнее Правительство до выборов? На какую стратегию социально-экономического развития страны, которая сейчас, как мы знаем, уже долгое время разрабатывается разными коллективам экспертов, Вы будете опираться? Спасибо.

В.Путин: Что касается действующего Правительства. Я в целом считаю, что оно работает удовлетворительно, несмотря на известные проблемы.

Вот сейчас про ЖКХ я говорил – одна из проблем, которая подлежит решению. Много проблем, которые ещё требуют особого внимания. Но в целом Правительство действует достаточно уверенно, и результаты его работы удовлетворительные. Об этом говорит, кстати сказать, возвращение к устойчивому росту экономики, к решению ряда других вопросов, к устойчивому макроэкономическому развитию, что, безусловно, является базой для развития экономики в будущем. Если бы этого не было, не было бы и прямых иностранных инвестиций, потому что это всё – результат растущего доверия к той политике, которую проводит Правительство Российской Федерации.

Что же касается будущей конфигурации, Вы не сердитесь на меня, но говорить об этом преждевременно, и об этом, наверное, вообще после выборов нужно будет говорить. Хотя, разумеется, какие-то предварительные идеи у меня есть. Спасибо.

Сосед Украины – Польша, пожалуйста.

А.Зауха: Анджей Зауха, телекомпания TVN из Польши.

Я Вас в прошлом году спрашивал про останки президентского самолёта. Я так понимаю, что ничего не поменялось. Но хочу уточнить, когда мы можем ожидать возвращения этих останков в Польшу?

И второй вопрос связан близко с этим. В Польше обещают в скором времени обнародовать новый доклад по поводу этой катастрофы. Работает комиссия в составе министерства обороны. В новом правительстве это рассматривают.

Появляются сообщения о том, что на борту самолёта были и взрывы, а министр обороны сообщает, что у него есть доказательства. Его комиссия работает. И конечно, намёки на то, что, может, не Вы лично, а Ваши люди спровоцировали эту катастрофу или её провели?

В.Путин: Слушайте, мы устали от подобного блефа, просто устали. Чушь какая-то вообще, несут несуразицу. Напомню Вам, что я был в то время Председателем Правительства Российской Федерации. Я вообще к международной деятельности и деятельности каких-то правоохранительных и специальных служб имел опосредованное отношение. Не забывайте об этом. Первое.

Второе. Если на борту были взрывы, самолёт откуда взлетел? Из Москвы или Варшавы? Значит, там их и положили. Мы, что ли, туда пробрались, какие-то российские агенты положили туда взрывчатку? Ищите у себя тогда.

Наконец, третье. Не было там никаких взрывов. Это же изучено экспертами и с польской стороны, и с российской. Изучено самым внимательным образом всё происходящее внутри салона самолёта, когда в кабину вошёл некто, пилот ему говорит: «Садиться нельзя». А тот ему отвечает: «Нет, я не пойду ему даже об этом докладывать». Ему – кому? Президенту, видимо. «Садись». Вот и сели. Беда, катастрофа, мы переживали вместе с вами. Нет, нужно накручивать неизвестно на чём, на голом месте. Вот и с останками этого самолёта то же самое.

Не нужно ничего придумывать. Если есть проблема и трагедия, надо относиться к этому как к трагедии и не строить каких-то политических домыслов. Зачем? Вы хотите просто дополнительно осложнить российско-польские отношения? Ради чего? Ради того, чтобы поднять внутри какие-то рейтинги для кого-то?

Мне кажется, что российско-польские отношения уж поважнее, чем просто текущая внутриполитическая борьба в Польше между различными силами, которые используют в этой борьбе какой-нибудь антироссийский фактор. Переверните, в конце концов, вы эту страницу, повзрослейте вы, в конце концов. Станьте зрелыми, отвечающими требованиям сегодняшнего дни и интересам польской нации и польского народа.

Вот цепляние за эти проблемы, дальнейший развал российско-польских отношений не идёт на пользу Польше. Посчитайте, сколько потерь возникло из-за различных санкций, к которым Польша присоединилась, и сколько рабочих мест потеряно там, сколько производств могло бы возникнуть, ориентированных на российский рынок. Нам от Польши ничего не надо. Мы хотим развивать отношения с Польшей. Надеюсь, что этот подход возобладает и в самой Польше.

Д.Песков: Владимир Владимирович, мы не давали «Интерфаксу» ещё слово. Ксения, пожалуйста.

К.Голованова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Ксения Голованова, «Интерфакс». Хотела расспросить Вас про Сирию. Дмитрий Сергеевич, постараюсь коротко.

С учётом неимоверного количества контактов, которые Вы провели в последнее время по сирийскому урегулированию, как Вы считаете, каковы сейчас основные препятствия или подводные камни, которые мешают процессу нормализации в этой стране? Кто должен взять на себя бремя восстановления инфраструктуры? Должен или может взять?

То, что касается наших баз, с учётом того, что Вы сказали, что ИГИЛ разгромлен в Сирии, какую Вы видите роль этих баз? И нет ли у Вас опасения, что наши западные партнёры могут истолковать их присутствие исключительно как инструмент поддержки Асада.

И последний момент – о Вашей поездке в Сирию. Это выглядело очень круто. Расскажите, пожалуйста, когда Вы решили, была ли какая-то роль наших ВКС в обеспечении этой поездки? Может быть, сирийских военных? И когда завершится вывод нашего контингента из Сирии? Спасибо.

Д.Песков: Если можно, там показывают сирийский флаг и пишут «Наша победа».

М.Магомедов: Спасибо. Магомед Магомедов, республиканское информационное агентство «Дагестан».

В 1999 году Вы были в Дагестане, где мы победили вторжение международных террористов в республику. Сегодня практически то же самое произошло в Сирии. Но терроризм, думаю, не разгромлен. Сегодня в мире Ваша персона выглядит как лидер, руководитель государства, противостоящий терроризму.

К сожалению, тот опыт, который демонстрируют американцы, ни к чему не приводит. Какие перспективы найти и уничтожить кукловодов этих террористических компаний? В данном случае это был ИГИЛ, завтра не появится ли новая организация и так далее? Спасибо.

А.Хасавов: Владимир Владимирович, конечно, хорошо быть Андреем Колесниковым или Сергеем Брилёвым, привлечь внимание гораздо проще, но коротко тоже про Сирию. Я здесь представляю «Учительскую газету», но сам занимаюсь образованием и международной журналистикой, в частности, сам был и на авиабазе Хмеймим в феврале этого года…

В.Путин: Вы назвали фамилию Колесникова. Ему нетрудно быть Колесниковым, потому что о нём всё время говорят. Назовите свою фамилию.

А.Хасавов: Арслан Хасавов, «Учительская газета».

Да, был первым россиянином, который пешком пришёл на авиабазу Хмеймим, как мне сказали сотрудники…

В.Путин: Откуда?

А.Хасавов: Меня сняли с маршрутки, я пытался въехать к россиянам, путешествуя из Латакии в Тартус, в Хомс и в Дамаск, такой круг, написал серию репортажей.

В.Путин: Опасно. Вы откуда сами, из Дагестана?

А.Хасавов: Родом вообще из Чечни, но это другая история.

В.Путин: Только чеченцы могут путешествовать там пешком.

А.Хасавов: Владимир Владимирович, в Хомсе я побывал в лагере беженцев. Очень много сирот сейчас. Я был недавно в Стамбуле, там сирийские дети бегают фактически босоногие по улицам, просят милостыню и так далее. И в этих лагерях беженцев сирийские дети остались. При этом нет никаких образовательных программ для них, я сам свидетель этих историй. Гуманитарная помощь поставляется.

Что будет с этими детьми буквально через 10–15 лет, никто не знает. Может быть, после того как Вы объявили о победе над терроризмом в Сирии, стоит как раз подумать над тем, как создать именно гуманитарную интервенцию, образовательную? Потому что в Дамаске, я напомню, работал культурный центр российский долгие годы, сейчас он закрыт. И, может быть, я как раз выпускник ИСАА [Институт стран Азии и Африки], как Ваш пресс-секретарь… Может быть, Вы даже такому человеку, как я, если поручите из Чечни возглавить и начать эту работу в Дамаске, я готов жить и работать там ради этой цели.

В.Путин: Там, по‑моему, есть уже человек из Чечни, который в значительной степени организует эту работу, по‑моему, фамилия его Кадыров. Он занимается как раз вывозом детей оттуда, что очень правильно.

Вы правы на самом деле, я сейчас скажу без всяких шуток уже. Вы правы абсолютно, это проблема, от этой проблемы больше всего страдает, конечно, Турция. В Турции потому что больше всего беженцев, самые большие лагеря там, но не только, и в Иордании есть, и в других странах. Мы знаем и проблему мигрантов, с которой столкнулась Европа, и так далее.

Поэтому решать эту проблему, безусловно, нужно, и самостоятельно Сирия вряд ли с этим справится. Но я сейчас не побоюсь этих штампованных фраз: все люди доброй воли во всём мире должны понимать, что если мы вместе это решать не будем, то это станет и их проблемой.

Вы абсолютно правильно сказали по поводу того, что будет с этими детьми через несколько лет, если они не будут получать должного образования и в нормальной человеческой среде воспитываться не будут. Потому что один из главных источников терроризма – это низкий уровень образования и низкий материальный уровень. Это такая несправедливость, это один из главнейших источников терроризма на сегодняшний день, и с этим, безусловно, нужно что‑то делать, нужно решать эту проблему.

Но Сирия одна с этим не справится. Вы знаете, что и Россия одна с этим не справится. Поэтому мы готовы принимать в этом участие, но только в качестве одной из составляющих общих международных усилий. А за Ваш вопрос и за Вашу инициативу спасибо.

Я действительно, без всяких шуток не исключаю того, чтобы Вы там поработали в будущем. Так же, как там работают, скажем, наши военные полицейские – выходцы из Северного Кавказа. Ведь там в чём дело? Я уже, по‑моему, говорил, это была моя инициатива послать туда в качестве полицейских именно выходцев из Северного Кавказа, потому что они в основном сунниты, и им местное население суннитское доверяет.

И власти доверяют, потому что они российские военнослужащие, и местное население вне зависимости от политических пристрастий доверяет, потому что они сунниты. Получилось хорошо. Во‑первых, ребята очень мужественно и дисциплинированно себя вели, что важно. Они чувствовали, какая на них лежит ответственность, и выполняли свой долг достойно, представляя интересы России. Но эта часть чрезвычайно важна. И поэтому участие таких наших специалистов, как Вы, будет востребовано.

Теперь по поводу поездки. Необходимость такой поездки для меня была понятной давно. Стоял вопрос: будут ли созданы соответствующие условия? Когда мы закончим ликвидацию этих террористических бандформирований? И какая будет там обстановка? Эта обстановка возникла, в основном покончено с этими бандформированиями, поэтому и было принято такое решение.

Что касается обеспечения безопасности, то безопасность обеспечивали наши военнослужащие и на земле, потому что, специалисты это знают, самые опасные моменты таких событий – это посадка и взлёт самолёта, который может быть целью ПЗРК.

Но лётчики, ребята, я посмотрел, они не просто летели рядом, они при посадке ушли ниже нашего самолёта. Сопла боевых машин разогреваются гораздо сильнее, чем двигатели гражданского самолёта, и они, по сути, прикрывали наш самолёт. Потом разошлись. За что я, разумеется, им благодарен и хочу, чтобы они об этом знали, услышали. Хотя, мне кажется, не было такой необходимости, тем не менее они действовали именно таким образом.

Но что является главным препятствием для окончательного решения вопроса именно в Сирии и в целом в борьбе с террором? В борьбе с террором в целом – это повышение уровня образования и благосостояния. И устранение исторических несправедливостей в регионе Ближнего Востока и в целом в мире.

А в Сирии да и в других местах очень важно, чтобы у всех участников этих процессов, у глобальных игроков не было желания и соблазна использовать различные террористические, квазитеррористические, радикальные группировки для достижения своих сиюминутных политических целей.

Вот создали в своё время «Аль-Каиду» для борьбы с Советским Союзом в Афганистане, она в конечном итоге нанесла удар 11 сентября по Нью-Йорку. Сейчас мы видим это своими глазами, наши лётчики видят, и с беспилотников видно, уходят боевики, скажем, в Ирак, наши говорят американским партнёрам: боевики пошли туда-то и туда-то. Нет никакой реакции, нет, уходят и всё. А почему? Потому что думают, что их можно было бы использовать, наверное, в борьбе с тем же Асадом. Самое простое, это самое простое, но самое опасное, в том числе для тех, кто это делает.

Д.Песков: Владимир Владимирович, Александр Гамов, невозможно не дать ему слово, «Комсомольская правда».

А.Гамов: Сайт, радио и газета «Комсомольская правда», Александр Гамов.

Владимир Владимирович, самый главный политический вопрос сегодня, я всё-таки считаю, – это здоровье нации, согласитесь. Я знаю, и все знают, что много этому внимания уделяют и Президент, и Правительство, и вряд ли кто будет спорить с тем, что за последние 10–15 лет мы двинулись далеко вперёд в этом плане. И в России, даже в самой глубинке, появились медицинские центры, мы были с Вами на их открытии, о которых раньше мы даже и не мечтали.

Но понимаете, в чём дело, я думаю, что Вы тоже об этом знаете, в Ваших зелёных папочках всё это было, параллельно с этим прогрессом проводилась так называемая оптимизация и получился какой-то кошмар, ужас в связи с тем, что начали укрупнять медицинские центры и закрывают по всей России – и вчера закрывали, и сейчас закрывают – фельдшерско-акушерские пункты. Я понимаю, что, может быть, там, где есть дороги, санитарная авиация, можно больного или больную, роженицу довезти. Но когда дорог нет, авиации нет, это просто катастрофа. Я человек провинциальный. Вы знаете, даже в Москве после оптимизации трудно попасть к узким специалистам – так усложнили.

Кстати, сегодня на сайте «Комсомольской правды», которую я здесь уже отрекламировал, материал о Людмиле Яниной, журналистке, и о её коллегах, я имею в виду по несчастью. В Оренбуржье два центра диализа, насколько мне известно, но область растянута, и всё это так тяжело: люди вынуждены в мороз, пургу… То есть всё привязано к деньгам, к экономической обоснованности. У меня, например, просьба какая от имени наших читателей…

Д.Песков: Вы знаете, просьба задать вопрос.

А.Гамов: Да. Не кажется ли Вам, что всё-таки здесь перегнули палку, и эта изнанка очень ужасная.

И ещё у меня предложение, коль уж мне дали микрофон.

В.Путин: Теперь никто его больше не получит, судя по всему. (Смех в зале.)

А.Гамов: Раньше Вы любили к нам в «Комсомолку» заглядывать: три раза были. Теперь я посчитал, где-то 11 лет и 7 месяцев Вас не было. Я Вас приглашаю.

В.Путин: Спасибо.

А.Гамов: Может быть, Вы к нам в ближайшее время наведаетесь. Мы Вас будем ждать. Может быть, Дмитрий Сергеевич как-то поможет нам в этом?

В.Путин: Спасибо.

А.Гамов: Спасибо огромное.

В.Путин: Спасибо за приглашение.

(Шум в зале.)

Ответить можно? Если все будут вопросы задавать, а я не буду отвечать, тогда мы зря собрались.

По поводу здравоохранения. Я обозначил это в самом начале нашей встречи сегодня как одно из важнейших, приоритетных направлений на будущее.

Д.Вольф: Можно дополнение?

В.Путин: Дополнение к чему?

Д.Вольф: К здравоохранению можно?

В.Путин: Пожалуйста.

Д.Вольф: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Простите, что я перебил, но это очень важно. Денис Вольф, телеканал «Губерния», город Воронеж, Воронежская область.

Смотрим новости. Один известный и знаменитый человек улетел лечиться за рубеж, другой, в том числе облечённый властью. Начинаем разбираться. Что, у нас в России не лечат (в том числе про онкологию говорю), что они ездят лечиться за рубеж? Разбираемся – лечат, готовят кадры, есть университеты, всё хорошо. Чего-то не хватает. Чего? Может быть, мощностей, оборудования. И в Воронеже, и в других крупных городах-миллионниках стоит вопрос – онкология, строительство онкоцентров.

Построить – одно, оснастить – несколько другое. Это довольно дорого, это очень серьёзные технологии, в том числе зарубежные, не наши. Возможно ли в рамках какой-нибудь федеральной целевой программы, может быть, даже «Здоровье», в которую сейчас, насколько мне известно, «вшита» онкология, предусмотреть софинансирование строительства онкоцентров? Это большая проблема, я думаю, что для всей России.

Спасибо.

В.Путин: Я буду сразу на два вопроса отвечать.

По поводу программ развития здравоохранения в целом. Вы правильно сказали, что, действительно, немало сделано с точки зрения повышения доступности высокотехнологичной медицинской помощи. Мы центры создали во многих городах России, мы создали перинатальные центры и будем в конце года ещё завершать эту программу. Мне кажется, надо будет продолжать её в будущем. Я уже говорил о снижении младенческой, материнской смертности в этой связи. У нас такие же показатели, не такие же, в принципе хорошие показатели по снижению смертности от внешних факторов – от ДТП, от заболеваний сердечно-сосудистой системы, от туберкулёза. Есть некоторые подвижки по онкологии, но не такие, как требует проблема, которая ещё очень высока. Поэтому софинансирование востребовано, и мы будем обязательно это делать.

По поводу того, что Вы сказали о сокращении сети. Я согласен с Вами, во многих случаях это является необоснованным и недопустимым. При всей необходимости модернизации системы, при всей справедливости того, что у нас коечный фонд используется не для лечения больных, а для профилактики и оздоровления, при том, что технические средства должны быть такие, что пребывание на больничной койке должно сокращаться, а количество людей, которые пропускаются через эту койку, увеличиваться, всё-таки с учётом огромности нашей территории далеко не всегда обосновано сокращение учреждений. Что в этом смысле нужно делать? Нужно увеличивать, конечно, прежде всего общее финансирование. Оно и будет увеличено на следующий год. В этом году у нас, по-моему, 3,8 от ВВП примерно, по данным Минфина. Может быть, они могут расходиться, эти данные, с некоторыми другими ведомствами. По данным Минфина, я вчера только с Силуановым разговаривал специально по этому вопросу, он мне сказал, что на следующий год 4,1 процента на совокупные расходы по медицине в целом по стране.

Но на чём следует особо сосредоточить внимание? На сохранении (там, где можно) и создании новых форм медицинского обслуживания в малых населённых пунктах от 100 до 2 тысяч человек. Там нужно создавать новые современные ФАПы, возрождать то, что утрачено, и создавать новые. Первое.

Второе. В населённых пунктах, где проживают меньше 100 человек, нужно создавать и использовать передвижные пункты оказания медицинской помощи. Это безусловно.

Есть вещи «кричащие», Вы о них сказали. Это дополнительная помощь, помощь людям с тяжёлыми заболеваниями и помощь с приобретением для них большего количества лекарств. Ведь у нас что произошло? Продолжительность жизни значительно увеличилась – с 65 до 73 лет почти. Люди, которые страдают тяжёлыми заболеваниями, слава богу, из жизни не уходят, но их количество растёт, а объём денег, которые выделяются, недостаточен. Поэтому я уже дал поручение Правительству: мы увеличим количество денег, выделяемых на соответствующие медикаменты, в том числе на обезболивающие лекарства, и увеличим количество денег на приобретение необходимого оборудования, в том числе и для тех, кто нуждается в использовании этого оборудования на дому.

Д.Песков: «Эхо Москвы». Я вижу Татьяну Фельгенгауэр, которая с нами в строю.

Т.Фельгенгауэр: Татьяна Фельгенгауэр, радиостанция «Эхо Москвы».

В.Путин: Дай Вам бог здоровья. Надеюсь, у Вас всё хорошо.

Т.Фельгенгауэр: У меня вопрос о ситуации с верховенством права в Российской Федерации. Мы видим две разные правовые реальности. В одной активно работает настоящая репрессивная машина, когда возбуждаются уголовные дела по репостам, эсэмэскам, когда в тюрьме сидит по необоснованным абсолютно обвинениям, и это доказано в ЕСПЧ, Олег Навальный, когда идёт дело Кирилла Серебренникова и в СИЗО держат Алексея Малобродского.

Мы видим и другую правовую реальность. В ней убит Борис Немцов, а Руслана Геремеева не допрашивают, потому что следователя просто не пустили. Не допрошен Андрей Турчак по делу о покушении на журналиста Олега Кашина. Игорь Сечин, глава «Роснефти», не является в суд на важнейший процесс по делу Алексея Улюкаева, игнорируя все повестки. Любого другого гражданина наверняка принудительно доставили бы в суд, потому что это неуважение к суду, однако Игорю Сечину это всё сходит с рук.

Собственно, вопрос: о каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?

В.Путин: Я согласен с Вами, что проблем достаточно. Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности.

Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это. Но, насколько я себе это представляю, и я, безусловно, интересовался, потому что видел реакцию общественности на этот счёт, закон здесь ни в чём не нарушен. И, как полагает следствие, достаточно собрано материалов, в том числе и показания самого Сечина. Но я не могу с Вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то? Мог бы повторить всё то, что он излагал в ходе предварительного следствия и допросов.

А по поводу того, что кто‑то сидит и Вы считаете это необоснованным. Вы считаете необоснованным, а органы следствия считают обоснованным. Решить спор в таких случаях может только одна инстанция – суд. Нужно будет укреплять и дальше судебную и правовую системы.

М.Зуб: Владимир Владимирович, добрый день!

Издательство «Потребитель», Михаил Зуб.

Обращаюсь со следующим вопросом по развитию рыбохозяйственного комплекса. Мы Вам очень благодарны относительно исторического съезда 2015 года, принятия идеологии о том, что рыба – это национальное достояние, которое должно следовать для населения, и так далее.

Мы также благодарны Вашему системному подходу относительно анализа экспорта – порядка 87 процентов. Мы также благодарны за то, что Вы сказали относительно того, что блок на сегодня не развит: ни переработки, ни прибрежной инфраструктуры, ни логистики.

Но у нас возникла система противоречий, и дальше будет следовать вопрос. То есть относительно Госсовета появляется 349‑й Федеральный закон, который на 75 процентов делает «обрезание» Вашей идеологии.

Второе, появляется постановление 632…

В.Путин: А в чём там «обрезание»?

М.Зуб: Объясняю. Вы шли от блока реализации к блоку переработки и блоку добычи, к единому целому. Вы шли от человека, от субъекта потребления. Что делает на сегодня 349‑й закон? Он говорит: ребята, 20 процентов инвестиционной квоты разделите на четыре доли, 75 процентов отдайте блоку добычи, а 25 процентов – блоку переработки.

Второе, этого мало: 633‑м постановлением принимается решение о том, что на инвестиционный объект, например на фабрику, требуется для полной мощности двадцать пять тысяч тонн сырья. И тут же одновременно идёт «игра» постановлением 648, где говорится: 70 процентов от объёма квоты, для того чтобы фабрика функционировала.

Объём квоты – девять тысяч тонн. Из девяти тысяч тонн шесть тысяч тонн – б/г, тем самым четыре тысячи тонн рыбы. То есть получается, сегодня условно компания Х будет строить фабрику, и она за четыре тысячи тонн переработки практически уничтожает инфраструктуру.

Более того, для переработчиков ещё хуже создали условия. Фактически переработчик сегодня вошёл в противоречие с Федеральным законом 39. То есть фактически требуется финансовое обеспечение для строительства фабрики и для участия в строительстве. Хотя переработчик не имеет блока добычи. У него нет квоты.

И у меня огромная просьба, из чего следует очередной вопрос. То есть на сегодня Вы условно судья. На этот ринг запускается блок добычи, блок переработки. Блок переработки «зубами дополз», чтобы войти в инвестиционную квоту.

Те предприятия переработки, которые преодолели эту планку, сдали документы в Росрыболовство – есть такие единицы, я говорю о всей переработке, не о конкретике, – нужно дать возможность участвовать в получении инвестиционной квоты, подписать постановление 632, получить квоту и построить фабрики.

И самое главное…

В.Путин: Рыбу привезли…

М.Зуб: Владимир Владимирович, вопрос Китая, Севморпути, связки, обеспечения. Тут четыреста листов печатного текста. Лично Вам это дарю. Можете потом выкинуть или по диагонали прочитать. Но я хочу, чтобы это всё развивалось. Мы хотим соединить Севморпуть, мы хотим соединить Дальний Восток. Мы знаем, что делать. Мы ходим по кругу.

Я Вас обманул. Я никакой не журналист, я случайный журналист. Я председатель совета директоров Мурманского рыбокомбината.

(Аплодисменты.)

Д.Песков: Это плохо.

М.Зуб: Плохо, согласен.

Д.Песков: Вы же аккредитовывались на пресс-конференцию.

М.Зуб: Согласен, плохо. Потому что мы три с половиной года землю жуём зубами. Мы рвёмся, для того чтобы выжить, и мы знаем, как выжить. Мы знаем, как поймать дальневосточную рыбу; что рыба по 52 рубля с Дальнего Востока будет по 80 рублей продаваться, а не по триста. У нас 300 рублей рыба стоит.

Мы должны продавать рыбу так же, как курицу. Что у нас Артемьев говорил? Артемьев говорил: треска стоила 60 копеек, а курица – 2 рубля. Сейчас курица стоит 100 рублей, а треска – 300 рублей. Что мы издеваемся над людьми? Делайте со мной что хотите. Да, я сюда пришёл незаконно: сделался журналистом и прочее. Передайте, пожалуйста.

Д.Песков: Спасибо, что признались.

В.Путин: Смотрите, если мы сейчас будем вдаваться в детали, то нас с Вами вряд ли кто‑нибудь поймёт.

Я совсем недавно практически по всем этим вопросам приглашал к себе для беседы Илью Васильевича Шестакова. В целом я разделяю Ваши озабоченности. Потому что если мы не создадим условия для развития переработки, то тогда всё это будет уходить у нас за границу на переработку. Там будут создаваться рабочие места, там будет создаваться добавленная стоимость, и цена на рыбу у нас будет оставаться такой же высокой, как сегодня. Нам нужно обеспечить логистику и перераспределить эти возможности по квотам.

Эти 20 процентов, о которых Вы сказали, – у меня тоже возникли такие же точно вопросы. Единственное, что здесь прозвучало в ответ, это то, что резкое движение по этим процентам может подорвать добычу вообще. И так называемый исторический принцип, который сложился в отрасли уже достаточно давно, что его нельзя резко менять, иначе мы просто подорвём саму добычу рыбы.

Сейчас не будем дискутировать, просто у нас с вами не производственное собрание, но в принципе я Вас приглашу на одно из таких производственных собраний, чтобы послушать и переработчиков, и добытчиков, и так далее. Я хочу только Вам сказать, что в целом проблема понятна, мы ею занимаемся и будем вместе с вами это делать.

И мои симпатии больше на Вашей стороне сегодня, я думаю, что в значительной степени, сейчас не буду забегать вперёд, но в значительной степени Вы правы, и нужно обратить внимание на эти озабоченности, которые Вы сейчас сформулировали. А бумаги мы обязательно используем в ходе подготовки к этим совещаниям.

Секундочку, там Ксения Анатольевна против всех хочет сказать. Пожалуйста.

К.Собчак: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы против всех здесь присутствующих или вообще против всех?

К.Собчак: Нет, я за россиян и против несменяемости власти. У меня вопрос про конкуренцию.

В.Путин: Я так и знал.

К.Собчак: У меня вопрос про конкуренцию на этих выборах. Как Вы, наверное, знаете, я собираюсь тоже баллотироваться в Президенты Российской Федерации.

В.Путин: Вы здесь в качестве журналиста или Вы тоже всех обманули, как предыдущий товарищ, и пришли сюда в виде кандидата в президенты?

К.Собчак: Нет, я не обманула и пришла сюда как журналист телеканала «Дождь», потому что, к сожалению, на сегодняшний момент это единственная возможность задать Вам вопрос, так как в дебатах Вы не участвуете.

В.Путин: Пожалуйста.

К.Собчак: Мой вопрос связан с конкуренцией на выборах. Ваш пресс-секретарь Дмитрий Песков уже говорил о том, что оппозиция у нас не созрела, Вы сегодня говорили о том, что не самому же мне выращивать, потому что нет людей.

Мне кажется, уже все давно созрели и никого растить не нужно, все уже сами выросли. Но проблема заключается в другом, что сегодня либо у нас оппозиционных кандидатов не пускают на выборы, либо создают проблемы. Я это чувствую на себе.

Например, есть кандидат Алексей Навальный, который уже год ведёт предвыборную кампанию. Против него специально были созданы фиктивные уголовные дела. Их фиктивность была доказана Алексеем Навальным в Европейском суде. Решения Европейского суда признаёт, как Вы знаете, Российская Федерация. Тем не менее он не допускается к выборам, хотя известно, что есть особое мнение Конституционного Суда по этому вопросу и так далее.

То же самое связано и с моей деятельностью после моего объявления. Очень сложно снять любой зал в стране, люди отказываются, даже на коммерческих условиях, сотрудничать. Сложно поставить любую агитационную продукцию. Всё это связано просто со страхом. Люди понимают, что быть оппозиционером в России – это значит, что либо тебя убьют, либо тебя посадят, либо произойдёт ещё что‑либо в этом духе.

Мой вопрос с этим: почему так происходит? Неужели власть боится честной конкуренции?

В.Путин: По поводу конкуренции и по поводу того, где у нас дееспособная оппозиция, я уже достаточно развёрнуто отвечал. Смысл этого ответа заключается не в том, что кто‑то не созрел для чего‑то, а смысл ответа заключается в том, что оппозиция должна выйти с ясной, понятной людям программой позитивных действий.

Вот Вы идёте под лозунгом «Против всех». Это что, позитивная программа действий? А что Вы предлагаете для решения тех проблем, которые мы сегодня обсуждаем? (Аплодисменты.)

По поводу персонажей, которых Вы упомянули. Уже ставили здесь вопрос про Украину. Вы хотите, чтобы у нас по площадям бегали десятки таких, извините, Саакашвили? Вот те, кого Вы назвали, это Саакашвили, только в российском издании. И Вы хотите, чтобы такие Саакашвили дестабилизировали ситуацию в стране? Вы хотите, чтобы мы переживали от одного майдана к другому? Чтобы у нас были попытки государственных переворотов? Мы всё это уже проходили. Вы что, хотите всё это вернуть? Я уверен, что абсолютное, подавляющее большинство граждан России этого не хочет и этого не допустит. (Аплодисменты.)

А конкуренция, конечно, должна быть, и она, безусловно, будет, вопрос только в радикализме. Вот посмотрите, что сделали с движением Occupy Wall Street. Где оно теперь в Соединённых Штатах, движение Occupy Wall Street? А там вот такие Саакашвили или те, кого Вы назвали, вот оно из них и состояло. Где они теперь? Их нет.

Это демократия или нет? Давайте зададимся вопросом: а что же такое демократия? Это предмет такой достаточно серьёзной и глубокой дискуссии.

Я Вас уверяю, власть никого не боялась и никого не боится. Но власть не должна быть похожа на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в какую-то мутную лужу, из которой олигархи выковыривают и ловят для себя золотую рыбку, как это было у нас в 90-х годах и как сегодня это на Украине происходит. Мы же не хотим второго издания сегодняшней Украины для России? Нет, не хотим и не допустим.

И.Кошлюнов: Здравствуйте! Меня зовут Илья Кошлюнов, я из ГТРК «Бурятия», город Улан-Удэ.

Я хотел спросить по поводу проблемы. Это не вопрос, просто хочу обозначить на федеральном уровне. С 1 октября был введён запрет на вылов омуля, соответственно, все предприятия, которые работали на берегу Байкала, закрылись и люди остались без работы. Представляете, Сибирь, север Сибири, все люди занимались этим делом, остались без работы. Единственный момент господдержки – это пособие по безработице. Я просто Вас прошу галочку сделать. Когда Вы сделаете, машина заработает и найдутся ответы на вопросы, как помочь этим людям.

В.Путин: Хорошо. Вы правы, я сразу, не дожидаясь второй части вопроса, хочу сказать, что Вы правы. Если так происходит, это недопустимо. Естественно, надо бороться за экологию. У нас запрет на чёрную икру, допустим, как реализуется? Плохо, потому что на всех рынках чёрной икры полно. То же самое по омулю: если он истребляется, его надо защитить, надо на какой-то период ввести мораторий, то прежде нужно было подумать о людях, которые работают на этом и семьи свои кормят. Я обращу на это внимание обязательно.

Вторая часть вопроса по Байкалу.

Ю.Пермякова: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Юлия Пермякова, я представляю телерадиокомпанию «Тивиком» из Улан-Удэ, Республика Бурятия.

У меня два вопроса, я очень коротко. По Байкалу. Там расширили границы водоохранной зоны от 200 метров до 80, а где-то и до 100 километров, то есть люди теперь автоматически стали нарушителями, они не могут приватизировать землю, дома, они должны ездить по асфальтированным дорогам. Бьются они уже давно, по-моему, четыре года, последний раз активистка была на приёме у Донского. Ничего, пока никак невозможно решить эту проблему. Речь идёт о 130 тысячах людей, это четыре района. Можно ли как-то этот вопрос решить, заняться им?

И второй вопрос касается города Улан-Удэ. Город Улан-Удэ считается туристическим центром Бурятии, тем не менее уже 10 лет мы ждём строительства третьего моста через реку Уда. Его стоимость – 4,5 миллиарда рублей. Сейчас у нас сменился глава региона, Алексей Цыденов, Вы знаете. Он тоже большую работу делает, пытается где-то найти эти средства. Понятное дело, мы дотационная республика, мы не можем ни в бюджете республики, ни в бюджете города найти такие деньги.

То есть сможет ли федеральный центр как-то профинансировать строительство моста? И если это возможно, то можно какие-то временные рамки обозначить?

Спасибо.

В.Путин: Объекты такого рода строятся всегда с участием федерального центра, из федерального бюджета. Нужно просто, я и с новым руководителем поговорю, и с Министром транспорта, в плановом порядке, своевременно делать заявки и добиваться их включения в план общего развития транспортной инфраструктуры, в том числе и мостовых переходов. Я посмотрю это.

Теперь по поводу расширения охранных зон. Я уже говорил, когда мы совещание проводили на самом Байкале, что нужно бороться за экологию, коллега тоже об этом говорил, за сохранение природы. Нужно всё делать в рамках здравого смысла и не нарушать нормальной жизни людей, которые живут на этих территориях. Мы обязательно к этому вернёмся.

Д.Песков: Владимир Владимирович, знаете, мне написали эсэмэс и обвинили в том, что я веду себя по отношению к «Раша Тудей» как Госдепартамент США, не давая им задать вопрос. «Раша Тудей», задайте вопрос.

В.Путин: Работаете на Госдепартамент. Безобразие просто, накажем.

И.Петренко: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое.

Здравствуйте, меня зовут Илья Петренко. Как уже Дмитрий Сергеевич сказал, я представляю телеканал «Раша Тудей».

Владимир Владимирович, я изначально хотел задать Вам вопрос о Ваших личных контактах с Дональдом Трампом, но дважды Вы об этом уже говорили. Маленькое уточнение: если бы в английском языке присутствовали слова и «ты», и «Вы», Вы бы уже перешли с ним на «ты»?

Вы также упоминали в одном из вопросов об американцах о давлении в Америке на RT и «Спутник». Давление продолжается, Россия принимает ответные меры. До какого предела наша страна в этих ответных мерах готова идти, это во-первых. И, во-вторых, очень важно, как это влияет на свободу слова в нашей стране?

И очень коротко ещё одна тема. Сегодня в Курганской области многодетного фермера судили за незаконный оборот спецсредств, за GPS-трекер, который он прикрепил к своей корове. И дело вернули обратно в прокуратуру. Он сейчас смотрит эту пресс-конференцию, его зовут Евгений. Несмотря на то, что дело по-прежнему рассматривается. По моим данным, в прошлом году больше 200 человек по этой статье было осуждено. Что Вы по этому поводу думаете?

В.Путин: Я даже не понял, за что. Использовать GPS без оплаты, что ли?

И.Петренко: Он заказал в Китае устройство, которое прикрепил к корове, потому что она от стада отделялась.

В.Путин: А это запрещено? Надо платить за это, а он не платил?

И.Петренко: Есть статья, по которой можно привлечь человека к уголовной ответственности.

В.Путин: Я даже не знаю, что есть такая статья. Обязательно посмотрю в отношении и статьи в целом, и этих конкретных людей, о которых Вы сказали, по поводу того, что нельзя прикрепить к корове. Я первый раз слышу. Котам, я знаю, даже привинчивают GPS и ГЛОНАСС, чтобы кот не потерялся. Я не понимаю, в чём проблема, связанная с коровой. Или он должен платить, а не платит, сделал это как-то подпольно. Наверное, это нужно как-то отрегулировать, я постараюсь это сделать.

Что касается первой части, мы с господином Трампом друг к другу обращаемся по именам, поэтому я не знаю, если бы было «ты» или «Вы», мы перешли бы на «ты» или нет. Скорее всего, да. Потому что мы с ним хоть и мало очень знакомы, буквально встречались мельком два раза, по сути дела, и два раза, по-моему, только по телефону разговаривали, но в целом рабочий контакт должен быть между людьми, которые занимаются тем видом деятельности, которая поручена нам нашими избирателями. Надеюсь, что постепенно и у него тоже будут возможности для налаживания контактов с Россией в целом создаваться, и он в этой части тоже пойдёт по пути своих предвыборных обещаний и намерений.

Вопрос: Спасибо большое Вам.

Я очень короткий задам вопрос. Хочу, чтобы Вы сказали несколько слов по поводу отношения России к Иракскому Курдистану на данном этапе. И также как Россия намерена поддерживать отношения с Иракским Курдистаном?

Спасибо большое Вам.

В.Путин: Смотрите, что у вас произошло? У вас был проведён референдум о независимости. Потом руководитель Курдистана заявил о том, что имплементация этого решения, принятого на референдуме, должна быть отложена. Это же не наше решение. Это всё ваше решение. Потом он ушёл в отставку, а решение о том, что имплементация должна быть отложена, действует. Как мы должны к этому относиться? Мы должны относиться к этому таким образом, что всё должно происходить без всяких резких проявлений и в рамках действующего закона, с уважением к территориальной целостности Ирака, поскольку и само руководство Курдистана поступило именно таким образом. Как же иначе?

Наши компании, в том числе компания «Роснефть», работают в Ираке и Иракском Курдистане в частности. Мы считаем, что это сотрудничество пойдёт на пользу как Ираку в целом, Иракскому Курдистану в частности, так и российской экономике. Вообще, у нас и с Курдистаном, и с курдами (в целом я имею в виду) традиционно исторически очень добрые, доверительные отношения. Я понимаю всю сложность этого вопроса в регионе, всё многообразие этой сложности. Но, учитывая все эти тонкие моменты, мы исходим из того, что нам ничего не мешает с курдским народом развивать отношения. Будем это делать.

Н.Менщикова: Владимир Владимирович, меня зовут Наталья Менщикова, «Телевидение Нижневартовского района». Это Югра, столица Самотлора, нефтяной край.

В.Путин: Да.

Н.Менщикова: Вы сегодня много говорили (я немного изменю вопрос) о том, как объединить нацию. Нам нужно объединение, нам нужна идея. В Нижневартовский район приехали в 60-х годах люди более 100 различных национальностей, разных вероисповеданий. Одна общая идея – добыть нефть для страны. Большая задача объединила людей. Север покорился. Может быть, изучить сегодня этот опыт? Историю не вернёшь, но можно попробовать большим делом, значимым делом объединить всех нас. Обществу сегодня нужна консолидация. Это объективно.

И в продолжение темы в 2018 году…

В.Путин: Это вопрос про нефть, обращаю внимание. Вы хитрая какая.

Н.Менщикова: Поменялось как-то всё. Все сегодня хитрят. А я что?

В.Путин: Понятно.

Н.Менщикова: В 2018 году Нижневартовскому району исполняется 90 лет. Там живут люди, совершившие героический подвиг – добыли нефть. Может быть, рассмотреть в качестве объединения вопрос поощрения героев, нефтяников-первопроходцев?

В.Путин: Вы правы.

Н.Менщикова: Район трудовой славы. А почему нет? А другим регионам, которым тоже есть чем гордиться, присвоить другой какой-то статус (и людям, и муниципалитетам).

И последнее. Нефтяники-ветераны попросили автограф от Вас в честь 90-летия Нижневартовского района. И два-три слова в качестве пожеланий.

В.Путин: А на чём я напишу? На столе напишу?

Н.Менщикова: А там листочки. Может быть, как-нибудь на них.

Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вы знаете, как мы сейчас сделаем. И по этому вопросу договоримся. Дмитрий Сергеевич здесь. Я это сделаю обязательно. Напишу. Вы потом встретитесь, и он Вам передаст. Хорошо?

Я сейчас отвечу на Ваш вопрос. И в продолжение по нефти.

Дайте, пожалуйста, микрофон.

Д.Песков: Вам подержат микрофон. Представьтесь, пожалуйста.

М.Папченкова: Я, собственно, про Самотлор. Я Вас обманывать не буду никогда. Спасибо Вам, что Вы предоставили льготу по обводнённым месторождениям, но предоставили её почему-то только Самотлору, хотя просили многие компании. Известно, что даже не только Самотлор, а многим маленьким обводнённым месторождениям нужна эта льгота. Тут какой-то избирательный подход сыграл, и все мы знаем имя этому избирательному подходу – это Игорь Иванович Сечин, который одновременно судится с «Системой». Эти суды и иски наносят вред инвестклимату. Поэтому у меня такой вопрос.

В.Путин: Не волнуйтесь, я никуда не убегаю.

М.Папченкова: Я просто боюсь отнимать время у всех. У меня два вопроса. Вот этот избирательный подход, который у нас есть везде: кто первый добежал, кто самый влиятельный, кто самый сильный, кто Вас знает давно, тому всё, тот выигрывает, у тех проекты развиваются, а все остальные ничего не получают. Он такой очень личный, понимаете, вопрос.

Д.Песков: Вопрос, пожалуйста.

В.Путин: Это говорят представители…

М.Папченкова: Считаете ли Вы, что есть такая проблема? Или Вы считаете, что всё очень справедливо и Самотлору только дали льготу по обводнённым месторождениям.

В.Путин: Это считают нефтяники, что им ничего не достаётся.

М.Папченкова: Не только они, это считают все.

В.Путин: Ладно. Вот смотрите, садитесь, пожалуйста.

Смотрите, имя вообще этому решению не Сечин, а Новак Александр Валентинович, потому что такие решения принимаются не с потолка, они принимаются после обсуждения в Правительстве и анализа рентабельности тех или иных скважин. Министерство энергетики готовит эти решения. Да, я их подписываю, но Минэкономразвития и Минэнерго готовят эти решения. Они готовятся на основе объективных данных по обводнённости, по рентабельности. Вот из чего исходят.

Может быть, я не берусь сказать, может быть, Вы и правы и другие, наверное, но нужно доказать тогда и в Министерстве. Даже нет необходимости идти в Администрацию. Там у нас есть экономическое управление, Андрей Рэмович его возглавляет, и оно эффективное, там очень профессиональные люди работают, и мы стараемся это проконтролировать. Но не с точки зрения кому недодали, а с точки зрения дают ли справедливо тем, кому предлагает Правительство это сделать.

Что касается Самотлора и «Роснефти», Администрация считает, что это справедливое предложение. А другие должны проработать этот вопрос предварительно в Правительстве, в Министерстве энергетики и в Минэкономразвития. Хорошо? И мы готовы это поддержать, пожалуйста.

Давайте Афганистан, я обещал.

Вопрос: Не так давно между Вами и Дональдом Трампом состоялся телефонный разговор, в котором Вы обсудили положение дел в Афганистане, включая рост террористической и наркотической угроз. В связи с этим хотелось бы узнать, как Вы оцениваете перспективы взаимодействия с США в противостоянии этим угрозам в Афганистане? Спасибо.

В.Путин: Это одно из направлений работы, где мы могли бы, действительно, объединять наши усилия вместе с Соединёнными Штатами. И если бы мы добились этой совместной работы, то эти усилия действительно могли бы быть более эффективными.

Мы видим угрозу, нарастающую в Афганистане со стороны международных террористов, мы видим, что радикальные вооружённые формирования занимают всё больше и больше участков границы Афганистана на севере, с бывшими республиками Советского Союза. Это касается Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана. Безусловно, у нас вызывает это большую озабоченность, имея в виду в том числе и наличие российской 201-й военной базы в Таджикистане и авиационной базы в Кыргызстане. Мы внимательно следим за этими процессами. Мы видим, что центральное правительство в Кабуле нуждается в поддержке международного сообщества, и мы готовы эту поддержку оказывать, так же как и в предыдущие годы. В том числе при подготовке национальных кадров правоохранительных органов, вооружённых сил, поставляя необходимые системы вооружения и военной техники.

Без экономической поддержки Афганистан тоже вряд ли решит все имеющиеся у него проблемы, в том числе и по борьбе с наркотиками, производством наркотиков. Как вы знаете, к сожалению, надо сказать, территория Афганистана – это территория, где больше всего в мире наркотиков производится, в том числе тяжёлых. Часть из них поступает и на российский рынок, нас это не может не беспокоить. И мы вместе с афганским правительством, вместе с Соединёнными Штатами, другими заинтересованными правительствами готовы вместе работать над преодолением всех этих трудностей.

Давайте по детям, вот здесь.

Д.Песков: Кто был по детям с этого фланга?

В.Путин: «Спасите детей», давайте.

С.Чесноков: Представлюсь: Сергей Чесноков, информационное агентство «Иван-Чай».

Мне очень интересно, Владимир Владимирович, знаете ли Вы о том, что совсем недавно в Вашу Администрацию был принесён один миллион подписей в защиту детей до рождения.

В.Путин: Детей до рождения?

С.Чесноков: До рождения. Потому что есть у нас дискриминация по признаку возраста, что дети до рождения не защищены законом. Но вопрос у меня не об этом, мне это очень интересно, но вопрос у меня о другом. Вопрос о том, что движение «За жизнь», которое собрало этот миллион подписей граждан Российской Федерации по всем регионам, как здесь все регионы представлены…

В.Путин: Имеется в виду запрет абортов?

С.Чесноков: Да. И это движение оказывает помощь беременным женщинам. Мы спросили у них и посчитали, сколько стоимость жизни ребёнка в России. Оказалась страшная цифра, что стоимость жизни ребёнка от семи примерно до двадцати тысяч рублей в зависимости от региона, то есть это стоимость спасения жизни ребёнка, если оказывать помощь матерям.

Ваша замечательная инициатива – ежемесячное пособие 10 тысяч ежемесячно, а здесь одноразово, то есть это значительно дешевле, это такая стоимость жизни. И у меня вопрос: будет ли со стороны государства помощь таким некоммерческим организациям, потому что в это движение «За жизнь» входят более 300 некоммерческих организаций со всей России – 69 регионов, и около 400 городов России, малых городов. Будет ли государство как‑то поддерживать эту работу некоммерческого сектора?

В.Путин: Чтобы времени не терять, я постараюсь более-менее развёрнуто ответить. Я благодарен Вам за этот вопрос, значит, не случайно я взял с собой эти бумаги, специально их взял с собой. Я считаю, что это очень важно, говорил уже об этом на совещании в Кремле, хочу здесь ещё раз

14 декабря 2017

Комментарии

Оставить комментарий

Имя:

Что бы иметь возможность оставлять комментарии под своим ником, пожалуйста, зарегистрируйтесь или введите логин и пароль в форме авторизации.

 

Пасха Христова в Симоновом монастыре...

Великая суббота в Симоновом монастыре...

Великий пяток в Симоновом монастыре...

Знакомство с Signia ― Посмотрите наше новое видео о бренде...

Молчаливый апокалипсис: в России выходит фильм ужасов «Тихое место»...

В Калуше родители в течение 30 лет не выпускали глухого мужчину из квартиры...

В Воронеже глухой за отказ купить у него сувенир ударил девушку с ребёнком...

Спел песню для глухих родителей...

В Новосибирске открылся первый за Уралом реабилитационный центр для людей с нарушениями слуха и зрения...

Язык жестов и речь связывает одна часть мозга...

В Воронеже прошёл необычный концерт для людей с нарушением слуха...

Директор школы-интерната для глухих детей в Нижнем Новгороде Владимир Чикишев получил из рук Владимира Путина президентскую премию....

Глухого пса хотели усыпить. Но оказалось, он отлично ищет наркотики...

В Ижевске пропала 73-летняя женщина, страдающая потерей памяти...

В Тамбове глухим прихожанам монастыря помогает сурдопереводчик...

Республика Башкортостан: РО СР и "Всероссийское общество глухих" подписали соглашение о сотрудничестве...

Вербное воскресенье в Симоновом монастыре...

Традиция побеждать...

Последняя Великопостная родительская суббота в Симоновом монастыре...

Мафия глухонемых захватила Москву...



1
2 3 4 5 6 7 8 9  ...  414